antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Атака с помощью клонов

14/04/08

Господа акционеры, не теряйте бдительности! Сегодня это произошло на «Элекроприборе». Завтра придут к вам, так как технология захвата чужого предприятия элементарна до смешного.

Охота за предприятиями электронной промышленности приобретает характер эпидемии. Когда-то данная отрасль была гордостью и надеждой Киева. Здесь готовили интеллектуальную начинку для всевозможных типов ракет, подводных лодок, самолетов, космических ракет. В сочетании с мощным Кибернетическим центром Академии наук у столицы Украины были все основания считать себя аналогом американской Силиконовой долины.

Тем более, что здесь создавались научно-технические шедевры, которые порой превосходили западные аналоги. Лишь сверхсекретность и пренебрежение внедрением достижений оборонки в народное хозяйство не позволили многим крупнейшим достижениям электроники второй половины ХХ века носить украинские имена. Занятно, что все президенты независимой Украины, как шаманское заклинание, повторяли фразы о своей приверженности к «инновационной экономике» и выражали уверенность в том, что в Украине будет своя Силиконовая долина. Виктор Ющенко, едва заняв свой пост, подтвердил, что и он будет работать в том же направлении.

Показательно, что именно сейчас дерибан электронной отрасли приобретает особый размах. При таких обстоятельствах Киеву суждено стать разве что долиной смерти электронной промышленности. Можно, без особого риска ошибиться, предположить, что как только падут последние бастионы промышленного хай-тэка, наступит черед охоты за территорией и недвижимостью, которая еще находится в собственности Национальной академии наук Украины. О какой Силиконовой долине в Киеве и прочих перспективах наукоемких технологий в нашей стране тогда можно будет мечтать?

Отрывок из старого интервью

Рассказывает Юрий Кисляковский, директор ОАО «Электроприбор»: «Раньше наше предприятие носило название производственное объединение «Электроприбор». В его состав входило два завода с общей численностью персонала более пяти тысяч человек. Без нас в Союзе ничего не летало и мало что плавало под водой и на воде, очень многое не могло работать даже на земле.

После распада Союза мы попали в сложную ситуацию. Тем не менее выжили и работаем. Но мой многолетний опыт директора подсказывает, что нас (и не только нас!) целенаправленно и упорно ведут к гибели. Мрачный прогноз подтверждает судьба других предприятий города, которые когда-то производили высокотехнологическую продукцию, — таких как «Арсенал», «Радиозавод», «Точэлектроприбор», «Радиоприбор» и многих других, фактически уже прекративших свое существование.

Пока мы сохранили технологию и поставляем украинским предприятиям, а также в Россию свою продукцию. Однако в нашей стране, как и у наших соседей, авиация в загоне. Результат налицо — все чаще падают самолеты.

Наша беда не только в кризисе экономики. Главное в том, что государство не способствует развитию наукоемкого производства. Правительство озабочено, в первую очередь, металлом, углем. Ему, видимо, невдомек, что такая узконаправленная «забота» ведет государ­ство в пропасть.

— У вас есть основания для таких обвинений в адрес государства?

— Если запросы, которые поступили ко мне только из прокуратуры всего за год, наклеить на стену, то для этого не хватит кабинета. Не меньшая пачка поступила из милиции, СБУ и так далее… Причем все это не потому, что у органов власти есть какие-то серьезные претензии к нашей работе, — если бы они были, я бы уже давно сидел. Весь этот поток запросов и проверок возникает по наущению людей, которые лично заинтересованы в раздерибанивании завода. К сожалению, они имеют очень серьезные связи и поддержку наверху. И вот уже четвертый год мы не по нашей воле судимся с компанией ИФ «Киевская Русь-МДС», «Юридической фирмой «Магистр Консалтинг», ЗАО «Винброк», которые всякими хитрыми и порой незаконными способами скупили акции завода по пять, десять максимум двадцать гривен у работников завода и у различных компаний.

Впрочем, это общая беда предприятий, приватизированных когда-то по безумным правилам, принятым в свое время в стране. Фактически это стало одним из способов разворовывания Украины. Я берусь с документами и экономическими выкладками доказать мои обвинения…»

Итак, беда подкрадывалась давно. Об опасности знали, к ней готовились. Но когда все это произошло, драматические события оказались громом среди ясного неба.

Нет, это снимают не очередную серию «Бандитского Петербурга»

Кто проходил мимо «Киев­ской Руси» в конце марта—начале апреля не мог не обратить внимание на хорошо накачанных молодчиков со специфической внешностью, концентрировавшихся на площадке перед кинотеатром. Другая группка грелась сигаретами и кофе в фойе кинотеатра. Небольшие отряды спускались вниз к улице Глыбочицкой, накапливаясь в скверике перед заводом «Электроприбор».

Здесь не раз происходило то, что можно назвать боевыми действиями. Молодчики открывали пальбу резиновыми пулями по толпе, молча стоявшей у ворот завода, бросали в нее петарды. Телевизионщикам с камерами не советовали подходить к проходной завода, мол, на крышах засели снайперы с кирпичами и при первой попытке приблизиться, они бросят свои орудия на головы смельчаков.

Мне разъяснили, что толпа у завода — акционеры, то есть владельцы предприятия. Для тех, у кого слово «акционер» ассоциируется с элегантными людьми во фраках, с Канарами, автомобилями «Порше» или «Феррари», специально замечу: толпа этих акционеров состояла из людей пенсионного возраста в весьма потрепанных куртках, с растерянными лицами…

А началось все с того, — рассказал Юрий Кисляковский, — что еще 24 марта, в понедельник, возле проходной «Электроприбора» появилась команда в количестве около 150 человек. Они открыли ворота и ворвались на территорию завода, где сразу же заняли канцелярию и приемную директора. Их интересовало одно: где печать и документы?

Некоторые работники попытались закрыться в кабинетах, но их двери взломали. Всех насильно вывели с территории завода. Вечером стало известно, что «гости» забрали сейф директора — тяжеленное сооружение. Спуская его вниз, они безжалостно побили ступеньки входной лестницы — гордость недавнего ремонта…

С тех пор захватчики оккупировали территорию завода и не пускают туда ни рабочих, ни руководство.

— Юрий Викторович, на каком основании это было сделано? Должны же быть бумаги, судебный исполнитель и так далее?

— Я бы тоже хотел получить ответ на этот вопрос! Но захватчики нам ничего не показали, хотя ссылались на то, что «кому надо, они покажут», «что у них все законно»… При этом они размахивали каким-то протоколом якобы проведенного собрания акционеров. Оно было незаконно по определению, потому что у них было чуть больше 30 процентов акционеров. Они даже не могли сделать реестр собрания, который по закону должен вести независимый магистр. Что особенно занятно: в фальшивом протоколе фальшивого собрания они пишут, что Кисляковский, то есть я, открыл их собрание и выступил на нем… Но я там даже не был!

Русская рулетка

К сожалению, на территорию Украины пришли технологии, — считает вице-президент специализированной коллегии адвокатов по иностранным делам Украинской юридической коллегии Александр Процюк, — отработанные на территории России, их цель — хотя бы ненадолго получить контроль над активами того хозяйственного общества, которым участник не может управлять в силу недостаточного объема акций или веса в принятии тех или иных решений по управлению. Далее новое руководство начинает отчуждение активов предприятий, их собственности или подписывает соглашения, наносящие ущерб интересам данного предприятия. Под активами следует понимать не только собственность, но и все, что есть в их распоряжении: деньги, недвижимость и будущие денежные потоки.

Вот один из таких широко применяемых трюков, состоящий из двух этапов. Первый — скрытый. Он обычно приурочивается к легитимному собранию акционеров. Такое собрание проводится с соблюдением всех правил, имеет официальный протокол.

Но параллельно с этим (в тот же день) претендент на захват предприятия проводит другое собрание, на котором изготавливается подложный протокол (по нынешней терминологии «клон»: с клонированными протоколами, клонированным уставом и так далее. — Прим. А.Р.), в котором обязательно должно быть зафиксировано, что собрание переизбрало директора, органы управления, внесло изменения в устав. Кстати, самому захватчику участвовать в этом собрании не обязательно, главное — подготовить протокол по вопросам повестки дня с использованием поддельной печати предприятия и подписи лиц, которые якобы были председателем и секретарем собрания акционеров.

Дальше дело техники и умения «убедить» чиновников — для этого представители захватчика в органе Государственной регистрации регистрируют решение собрания, в котором зафиксировано, что директор переизбран и назначен другой.

— Но можно же помешать захватчику?

— Чтобы это сделать, нужно, по крайней мере, о намерениях противника знать. Поэтому начальный период и называется скрытым. О наличии такого протокола реальным владельцам предприятия и его руководству, как правило, становится известно очень поздно.

Когда же составлен протокол, по которому меняется руководство, идут к государственному регистратору по месту нахождения предприятия. Цель визита — внести изменения в ведомости о юридическом лице. В Законе Украины «О регистрации юридических и физических лиц—предпринимателей» говорится о том, что в Едином государственном реестре о юридическом лице должна находиться обязательная информация о руководителе, об адресе предприятия и размере уставного фонда. Следующая статья закона гласит: только информация, существующая на сегодняшний день в Государственном реестре, является единственной официальной для судебных органов.

Если вся операция была проведена тихо и никто в акционерном обществе, владеющем контрольным пакетом акций, не знал о происходящих событиях, то после перерегистрации остается лишь сделать выписку из Государственного реестра. Теперь на ее основании человек, который там записан как новый руководитель, разворачивает ряд других действий. Прежде всего он получает дубликат свидетельства о регистрации в связи с «утратой первого».

Далее делается еще один шаг — в разрешительную систему подается заявление об изготовлении новой печати. Основание — якобы в связи с утратой первой или еще проще — для создания новой печати с более высокой степенью защиты. Таким образом появляется другая печать. А после ее изготовления делается заявление, что утрачена первая печать и она уже не является действительной. Таким образом, прежняя, которая есть у настоящего директора, «фальшивая». Теперь руководство предприятия оказывается чуть ли не «ворами в законе» — отныне они пользуются отмененной печатью, не имеют никаких законных прав на управление предприятием и вообще являются самозванцами, которые занимают чужое предприятие.

Была избушка лубяная, а стала ледяная

Тем временем новое руководство собирает информацию, выискивает причины, позволяющие обратиться в суд, чтобы наложить арест на имущество предприятия. Цель этого этапа — добиться такого решения судьи, чтобы он обеспечил исковые требования и сделал сопротивление прежних владельцев незаконным, обеспечил новым допуск на предприятие. После решения судьи процесс захвата предприятия из скрытой стадии переходит в открытую. Можно вызывать команду для захвата…

Все это кажется какой-то фантастикой, нереальностью, но не торопитесь: эта методика уже прошла апробацию в реальных условиях на территории России и весьма широко используется на территории Украины. Причем были примеры, о которых знаю не понаслышке, — подчеркнул Александр Процюк, — когда акционер с 93 процентами акций, председатель наблюдательного совета, приехав на свое предприятие, не был допущен на его территорию. Не помогли протесты, возмущение. Его имущество было распродано, а правоохранительные органы вместо того, чтобы защищать акционера—собственника предприятия, возбудили против него уголовное дело.

Нос еще не прогнил, но прыщи уже пошли по всему телу

— Если сравнить этот процесс незаконного отчуждения предприятий с раком, то на какой стадии находится болезнь? — спрашиваю у Александра Процюка.

— Если уж использовать медицинские термины, — ответил он мне, — то все происходящее точнее сравнить с сифилисом, потому что рак все-таки невидимая болезнь. А здесь все налицо и если определять стадию, то можно сказать: нос еще не провалился, но прыщи уже пошли по телу.

Мое личное отношение к данному вопросу: наши украинские суды грубо нарушают Конституцию Украины, в частности, ст. 127, где в 4-м абзаце четко сформулировано, что судья Хозяйственного суда Украины имеет право вершить правосудие только в составе коллегии судей. Таким образом, судья Хозяйственного суда не имеет права единолично принимать решение. К сожалению, данная норма Конституции не выполняется сплошь и рядом.

— Вы пытались заявить свою позицию в суде и какова была реакция?

— Да, на этом основании я представил свою позицию в Высшем хозяйственном суде Украины, но судьи… обвинили меня в том, что я намереваюсь затянуть процесс, и по существу не рассматривали данного вопроса. В нашей ситуации очевидно нарушение прав человека и гражданина. Если рассматривать события на заводе «Электроприбор» через эту призму, получается, что узкий круг лиц, нарушая права других акционеров, принял решение о смене руководства.

В этом деле имеется множество противоречивых документов. Например, протокол, на основании которого якобы произошла смена руководства, подписан именами двух иностранцев: Ву Хелонг и Шен Хонкг. Даже транскрипция их фамилий написана латинским шрифтом. Тем не менее протокол составлен на украинском языке. Трудно представить себе ино­странцев с подобными фамилиями, которые знали бы украинский язык настолько, чтобы вести собрание и составлять на нем протокол.

— Но все это не остановило ни наши суды, ни государственных регистраторов?

— Согласно действующему законодательству Украины судья принимает то или иное решение, руководствуясь своими внутренними убеждениями. В тех случаях, когда дело рассматривается коллегией судей из трех человек (как и положено по Конституции) и еще… задействовано телевидение или пресса, то нормы закона соблюдаются. Но такое счастливое стечение обстоятельств бывает очень редко. Так что говорить о честности правосудия мне в данном случае не хочется. Налицо все признаки так называемого клонирования настоящего документа. А их оценкой пусть занимаются компетентные органы.

К огромному сожалению, наши судебные и правоохранительные органы очень беззубо подходят к решению данных вопросов. Если так будут рассматриваться подобные вопросы и дальше, то, проснувшись однажды утром, мы узнаем, что акционеры того или иного предприятия, уже вовсе не акционеры, а их пакет акций ничего не решает, так как все перешло в руки акционеров крупного бизнеса.

— Почему?

— Потому что много компаний пересекли черту какой-либо морали. Рейдерство можно рассматривать под разными углами. Так, можно смотреть на него, как на корпоративные разборки, когда акционеры не могут между собой договориться. И тогда, мол, зачем мне вмешиваться в это — решайте все между собой. Конституция, закрепляет определенный порядок в государстве. Подобными действиями этот экономический порядок рушится. Рушится и само государство.

А ведь государство должно гарантировать стабильность экономических отношений и защиту прав собственности во всех ее видах. Впору спросить: как выполняют свои функции правоохранительные органы и Служба безопасности Украины? Здесь налицо подрыв устоев государственной власти, нарушаются экономические интересы государства, разрушается его базис.

При утрате доверия к власти (особенно к суду) мало найдется желающих инвестировать свои кровные, потом заработанные средства в ценные бумаги предприятия, которое завтра станет объектом интересов «сильного, ловкого и убедительного» лица.

Источник:  Зеркало недели

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: