antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Главный украинский рейдер - власть

12/01/07

Что общего у героя Ричарда Гира и "новых украинцев"?

Сейчас большая часть промышленных предприятий Украины находится в частных руках. И собственники всегда желают получить больше. Кончечно, бандитизм ушел в прошлое. Сейчас методы передела рынков и предприятий уже, скорее, экономические. Но зачастую экономические методы корпоративных войн граничат с бандитскими наездами. И что, пожалуй, самое интересное, зачастую в качестве «рейдера» может выступать государство в лице чиновников, государственных служащих или представителей судебной ветви власти. О рейдерстве, как явлении современной политэкономии, и пойдет речь.

Украина - полигон для рейдеров

Английское слово «рейдер» в переводе на русский означает «захватчик, расхититель». Именно так во всем мире называют компании и специалистов-одиночек, которые планируют, организовывают и реализуют операции по захвату чужой собственности: компаний, предприятий, торговых марок. Современные экономисты-аналитики выработали целую систему классификации методов захвата предприятий. На самом же деле главная цель - намного дешевле реальной стоимости объекта заполучить его. Но если присмотреться, то зачастую на стороне рейдеров оказывается государственная машина в лице, в первую очередь, судов, работников контролирующих структур, судебных исполнителей и государственных чиновников. И спланированная операция по переделу собственности с их участием похожа на рейдерский захват предприятия.

В большинстве цивилизованных стран уже приняты специальные законы, которые могут защитить собственника предприятия от налета рейдеров. Но куда более важным элементом защиты собственников от посягательств является судебная ветвь власти. На Западе к ней выше уровень доверия, а уровень коррупции (если считать, что по СМИ можно судить об этом) - ниже. К тому же, уровень деловой и корпоративной культуры там выше, и рейдерство осуждается. Поэтому основной напор профессиональных рейдеров сейчас в странах бывшего СССР. И вопрос не только в том, что приватизация многих предприятий (которая, кстати, проводилась в отдельных случаях по классическим рейдерским схемам, в которых государство даже не пыталось оказывать сопротивление) не совсем прозрачна и законность ее обсуждается как в органах госвласти, так и в обществе. И не только в том, что если приватизация была проведена не совсем «правильно», а, значит, могут быть проблемы с оформлением определенных документов. Плюс сами предприятия, реализуя полузаконные схемы ухода от уплаты налогов, минимизации трат на экологию, непродуманными увольнениями, занижениями заработной платы сами расширяют пространство для рейдеров.

Как ни парадоксально, но большинство корпоративных конфликтов (причем с участием государства), которые были преданы огласке за последние, допустим, два года, можно очень легко вписать в рейдерские схемы. В Украине достаточно редки объективные судебные иски миноритарных акционеров. Если они участились, и если какой-нибудь дядя Вася ежемесячно демонстрирует свое недовольство действиями администрации крупного работающего предприятия, то не стоит исключать, что этот дядя - не просто патриот родного края. Как правило, если эти иски являются частью рейдерской операции, то СМИ моментально подхватывают болезненные инициативы этого самого пенсионера. Причем позиция СМИ в данном случае может быть чисто информационной, а может быть пропагандистской. Если к сообщениям о том, как предприятие нарушает права дяди Васи, присовокупляется весьма критическая информация о предприятии, то это может быть началом рейдерской операции, и тут важен подход самих СМИ. Как правило, для полноценного освещения конфликта требуются все точки зрения, а если точка зрения собственника игнорируется, то не стоит исключать, что кампания носит заказной характер.

В России расцвет рейдерства пришелся на начало нынешнего века: тогда по стране прокатилась волна силовых захватов предприятий, компаний, банков. Рейдеры действовали под прикрытием властей, милиции и прокуратуры, получали незаконные решения суда. Однако в последние два года активность российских рейдеров снизилась. Возможно, причиной тому был ряд показательных процессов, в результате которых за решеткой оказались несколько судей и адвокатов, сотрудничавших с рейдерами. Ведь ни одну рейдерскую операцию нельзя осуществить без «своих» судей, сотрудников исполнительной службы, сотрудников прокуратуры.

Украина же, наоборот, только вступила в эпоху рейдерства. Об этом свидетельствует возросшее в 2005-2006 гг. число захватов предприятий. В особенности это касается периода выборов в Верховную Раду и последовавшим за ними периодом политической нестабильности.

Как это делается

Даже на улицах Луганска можно видеть объявления о скупках акций крупнейших предприятий города. С одной стороны, эта скупка может быть организована самими собственником с целью защиты тылов, а с другой, если предприятие, например, государственное, то это может быть подготовкой к рейдерской атаке после его продажи или максимального затягивания конкурса по продаже. Получив возможность шантажа, рейдер получает козырь. Перманентные проверки со стороны контролирующих органов также могут означать внимание рейдеров, но может означать еще и задержку зарплаты работникам, к примеру, МЧС.

Митинги у стен предприятия - признак рейдерского внимания к нему. Конечно, из-за бестолковой социальной политики собственника недовольство рабочих может иметь объективные основания, но с другой стороны, стоит внимательно рассматривать контингент протестующих. Всегда особой активностью отличаются ветераны предприятия или просто пенсионеры, но если митингует молодежь - это серьезно.

Что такое рейдерский захват? Наиболее яркой его формой является силовой. При помощи решения какого-нибудь суда представители рейдерской компании в сопровождении государственных исполнителей, милиции, частных охранных структур проникают в административное здание предприятия, захватывают печати, штампы, сажают в кресло директора своего человека. Этот вариант в чистом виде уже практически не встречается, более распространенными являются другие форматы - когда захват предприятия может иметь основания в виде, например, долга. Если даже предприятие не имеет долга перед фирмой-рейдером, последняя может купить долговые обязательства у другого кредитора. Под предлогом невыплаченного или просроченного кредита рейдер получает решение суда о санации, входя таким образом в органы управления, или же просто забирает предприятие за долги с помощью силового захвата. В основном захваты планируются экономическими и юридическими аналитиками, а в их основе могут находиться юридические просчеты предприятий, неправильно оформленные документы, долги и так далее.

Но, пожалуй, самым мощным оружием рейдеров является все-таки закон. С помощью юридических манипуляций рейдер может препятствовать проведению собрания акционеров предприятия, попытаться собрать свое собрание, даже если ему удалось скупить всего 10% акций. В результате тяжб, которые могут тянуться годами, рейдер либо устанавливает контроль над предприятием, либо вынуждает выкупить у него акции за цену, превышающую их реальную стоимость в несколько раз. Цены на акции, естественно, падают, если достоянием общественности и журналистов становится сам факт рейдерского налета, а также информация о бестолковом и неорганизованном отпоре со стороны легальных собственников. Мощнейшим форматом атаки может стать скупка акций предприятия, в основном у акционеров-миноритариев, у населения, которое не обладает достаточным объемом юридических знаний и может не знать реальной стоимости акций. В Украине практически невозможно скупить у миноритарных акционеров достаточно большой пакет акций. Однако для проведения дальнейших рейдерских операций хватит и 1-2% акций - это дает право выступать от имени акционера и получать нужные решения в судах. А 10% уже дают право на созыв собрания. 25%, как правило, дают возможность заблокировать принятие решения о смене руководящих органов завода. Рейдер, получив минимальный процент акций, может инициировать дополнительную эмиссию акций, которую выкупает и увеличивает свою долю. Чаще всего такая схема применяется на предприятиях, в которых главный акционер – государство. Схема проста: подкупленные чиновники голосуют за допэмиссию, ее выкупает рейдер, а доля государства (первоначально - до 50%) в результате падает до нескольких процентов. Могут рейдеры применять и другие приемы. Например, реприватизационный захват. Так миноритарный акционер предприятия оспаривает приватизацию в суде, и суд принимает решение о ее отмене. Вот в этом виде рейдерской работы, пожалуй, и было замечено официальное украинское государство. Хотя, безусловно, интересы крупных чиновников всегда присутствовали при распределении собственности. Но самым распространенным методом работы рейдеров в Украине является юридический террор. Ведь организация проблем любому предприятию руками проверяющих контор - дело достаточно дешевое (по сравнению с тем, сколько денег можно заработать в случае удачного исхода). Если говорить о крупных промышленных предприятиях, то иски по экологической обстановке, незаконным увольнениям (подключается прокуратура), постоянные визиты МЧС, СЭС могут быть сигналом о готовящемся захвате. К этому, для пущей убедительности, можно подключать «недовольных» (митинги с постоянными обращениями в правоохранительные органы), а, следовательно, и прессу, которая будет все это освещать и, сочувствуя обиженным гражданам, собирать компромат на предприятие. Правда, целью организации такой кампании может быть и банальное получение «отступных».

Что дальше?

Как правило, продать захваченное предприятие рейдерам сложно - покупатель рискует оказаться втянутым в судебные разборки, а если рейдеры действовали слишком дерзко, он при пересмотре дела в суде рискует и вовсе предприятие потерять. Если рейдер сам управляет полученным заводом-фабрикой, то, как правило, пытается легитимизировать его в структуре заказчика. То есть, если захват был заказан конкурентами, предприятие во главе с новым директором берет кредиты у «нужных» банков, как правило, входящих в структуру корпораций заказчика, следовательно, увеличивается его кредиторская задолженность. И после окончательного обволакивания долгами предприятие постепенно умирает. Для того чтобы полностью подчинить захваченное добро новому собственнику, прибыли могут выводиться в оффшоры, следовательно, официально падает доходность, начинаются проблемы с выплатой зарплаты, урезается соцпакет. Если предприятие захватывалось для передачи конкурентам, то после того, как заказчик установит над ним полную власть и во всех судах докажет законность своего владения, объект могут «поднять с колен» и он снова заработает. Но это будет достаточно сложно, если заказчик захвата не является представителем серьезной корпорации: когда становится ясно, что предприятие захвачено рейдерами, то можно прогнозировать отток заказов, отсутствие желающих сотрудничать, проблемы с поставками сырья и рынками сбыта, причем причина будет одна - нестабильность. Если же заказ исходит от того, у кого есть предприятия, которые смогут стать сателлитами по поставкам и сбыту, - возродить его будет проще. Если же задача состоит просто в его уничтожении, то, загнав бухгалтерию, можно смело объявлять банкротом, назначать санацию и вывозить на металлолом.

Кто сильнее, тот и прав

Но с другой стороны, говорить о том, что рейдерские захваты однозначно плохи, также не стоит. К примеру, если предприятие было приватизировано с применением сомнительных технологий, если оно не работает, и перед ним уже видна перспектива стать металлоломом или, в лучшем случае, складом для оптовиков-вьетнамцев, если менеджмент неэффективен, то переход предприятия под контроль других собственников может быть даже желательным. Рейдерство как явление существует во всем мире - это вполне естественная борьба за выживание, экономическая конкуренция. Сильные поглощают слабых — это нормально. Такие поглощения, как правило, выгодны для обеих сторон, ведь слабые получают хорошие отступные. Классический персонаж Ричарда Гира из не менее классического голливудского фильма «Красотка» — типичный западный рейдер. Никакого криминала, просто бизнес.

К тому же, зачастую атакуемые не такие уж и «экономические ангелы» - они ведут свой бизнес, мягко говоря, не совсем по правилам. А потому опасаются обращаться к правоохранительным органам, чем косвенно и помогают захватчикам. Вот и получается, что на деле рейдеры отнюдь не банальные захватчики. Они просто подбирают то, что плохо лежит, а плохо лежит обычно у слабых собственников и неэффективных управленцев.

На самом деле последние несколько месяцев ознаменовались громкими рейдерскими налетами в Украине. Это, в первую очередь, разборки вокруг телеканала «1+1», завода ТМ «Олеина», «Зуевского энергомеханического завода» (г. Зугрэс), но самый громкий процесс - Никопольский завод ферросплавов, причем здесь также были видны интересы отдельных государственных чиновников. Эти примеры - безусловно, рейдерская работа. Но все-таки к каким же из них можно отнести государство? Если государство реприватизирует «Криворожсталь» и перепродает ее - это рейдерство? Если государство в очередной раз принимает решение о продаже «Лугансктепловоза», объявляет конкурс, на который поступает одна заявка, конкурс объявляется несостоявшимся, а через несколько лет после объявления повторной продажи суд принимает решение о том, что «тогда» все было законно, при этом идет массированная кампания по скупке акций предприятия, конкурс снова переносится из-за решений судов - это рейдерство? Если органы местного самоуправления принимают решение о создании «коммунального» банка, в уставной фонд которого входят деньги госпредприятий, а затем проводится дополнительная эмиссия акций и доля государства снижается до минимума - это рейдерство? И тут за примерами далеко ходить не надо. Кстати, к рейдерским операциям можно было отнести и прошлогоднее противостояние на Северодонецком «Азоте»...

В данный момент мы является свидетелями уникальных событий - государственного рейдерства. В украинской политике, как, впрочем, и в политике других стран, есть лоббисты. Только если за рубежом это официальная профессия, то у нас лоббисты - это люди, которые откровенно лоббируют интересы большого бизнеса, при этом занимая государственные посты. Поэтому государство зачастую становится активным участником рейдерских разборок. И постепенно из сферы передела частной собственности методы работы переходят и укореняются в секторе госуправления.

antiraider.zaxist.org>">http://antiraider.zaxist.org

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: