antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Працівники заводу обурені й вважають, що це — класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства. Адже перевірка, ревізія чи навіть обшук не проводять десятки озброєних людей, з наручниками й закритими обличчями.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Из кармана, с любовью

19/07/07

Прихватывать, а точнее – воровать по-крупному, у нас, оказывается, дело еще и почетное. Поскольку всенародная собственность отбирается как бы во благо самого же народа. По крайней мере, именно так ему втолковывается.

Ну и, само собой разумеется, практически безопасное, а потому и столь наглое в своей неприкрытости и прозрачности. Что вполне психологически и даже юридически вполне оправданно. Как писал в своей «Истории одного города» Михаил Салтыков-Щедрин полтораста лет тому назад, «для того, чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за мелкую кражу можно попасть под суд». У нас тоже за крупную кражу никто еще не пострадал. Даже ныне видный регионал Михаил Чечетов, сознавшийся в своих показаниях Генпрокуратуре о том, что в роли руководителя Госкомимущества помогал умыкнуть за копейки «Криворожсталь», отделался всего лишь легким испугом. А нынче и вообще в героях похаживает, ежедневно со всех телеэкранов поучая страну, как ей правильно смотреть на подобное прихватывание – чтобы не возникало лишних вопросов.

 

Отсылая читателей к своей недавней статье «Постой, тепловоз…», в которой шла речь о реализации тем же Госкомимуществом, но на этот раз во главе с социалисткой Валентиной Семенюк, Луганского тепловозостроительного завода по явно заниженной стоимости и с отсечением от тендерного конкурса всех возможных конкурентов с целью вручить предприятие нужным бизнес-людям, замечу, что уже после выхода ее в свет эти интересные нюансы - насчет полезности приватизации по-социалистически или по-регионаловски, что, в общем, практически одно и то же, получили на днях свое дальнейшее развитие в публичной полемике. Но сначала о том, почему, на мой взгляд, в своем проворстве нынешняя приватизация а-ля-Семенюк ничем не отличается от такого же действа а-ля-Чечетов, практически подарившего, как известно, «Криворожсталь» Ринату Ахметову и кучмовому зятьку Виктору  Пинчуку с благословения премьера Януковича.

Воровитое отчуждение у народа его собственности кроется, оказывается, в высокой политической предназначенности этого действа, основанного на данном этапе управления страной чуть ли не на идейном родстве социалистов и регионалов, о котором на прошедшей неделе поведал сам Александр Мороз, мучаясь над составлением предвыборных пасьянсов. Дескать, хотя главное отличие Партии регионов от СПУ состоит в том, что та отстаивает интересы бизнеса, тогда как социалисты маются проблемой «соціальних прав українських громадян”, все же их будто бы накрепко сближают те люди в обеих партиях, «які хочуть жити при демократичному соціалізмі".

Теоретически подкованному Александру Морозу, конечно же, хорошо известно, что среди заправляющих в Партии регионов представителей эпохи первоначального накопления, отличающихся минимальным уровнем социальной сентиментальности (иначе бы не нахапали), искать приверженцев «демократического социализма» - все равно, что высматривать иголку в стогу сена. Но что поделаешь, если электорально тонущему вождю СПУ хочется гарантированно проскользнуть на чужом горбу в парламентский рай, а то и в согревающее креслице спикера – потому и намекает на возможный предвыборный блок с регионалами, старательно обосновывая идеологически этот союз ужа и ежа.

Неважно, что регионалы, как и подобает правым, заботятся о росте производства исключительно во имя прибыли, а не из каких-то там социальных побуждений – а потому по определению не могут наступать на горло своей собственнической песне. Важно приписать им благие намерения. Впрочем, как и самому себе, поскольку  социализм был сдан Александром Морозом в обмен на кресла - спикерское себе и министерские - своим партийным приспешникам, и теперь, накануне досрочных выборов, нужно в пожарном порядке искать хоть какие-то оправдания своему предательскому союзничеству с бывшими идеологическими врагами, с кучмистами всех мастей, против которых социалисты еще совсем недавно сражались революционным словом и протестными осадами правительственных зданий.

Но ныне они – по одну сторону баррикад с ними, а потому пропагандистская их фразеология  практически одинакова. Это раньше социалисты громили Кучму, а заодно Януковича и Чечетова за ту же «Криворожсталь» и прочие стратегические предприятия, сплавляемые в заботливые руки олигархов и прочих нужных людей, а сегодня в унисон с ними преподносят подобное рейдерство как трогательную заботу о народе. Стараемся, дескать, за ценой не постоять, чтобы обеспечить передачу общенародной собственности тем бизнесменам, которые стратегические инвесторы. Дешево, мол, конечно, зато перспективно и с большой в будущем отдачей.

И вот это-то - масштабно украсть и выдать это за благо для обкрадываемых, и объединяет и реально роднит социалистов с регионалами куда больше, нежели туманная перспектива какого-то демократического социализма. Так сказать, жить надеждами для народа хорошо, но реально хорошо жить самим сегодня – намного лучше, особенно при должностях и при возможности прихватывать!

Поэтому надежду – народу, себе – остальное. При этом остается лишь растолковать этому ему, особенно в преддверии очередных выборов, в чем его перспектива и возможное счастье, то бишь демократический социализм.

Вот образчик такой фразеологии из недавнего интервью председателя исполкома Партии регионов, вице-премьера Владимира Рыбака. «Бизнес есть разный. У нас он представлен людьми промышленности. Вот Ахметов – у него порядка 150 тысяч людей работающих. Это промышленные предприятия, которые не государство ему дало – он их приобретал на вторичном рынке, когда они стояли. Он запустил целый ряд предприятий, осуществил внутреннюю кооперацию в Украине, дав рабочие места рабочим в промышленности. Это надо поддерживать!.. Чем быстрее это все поймут, тем скорее будут созданы тысячи новых рабочих мест, тем больше денег будет иметь бюджет…».

А вот несколько цитат из недавней отповеди председателя Госкомимущества, видной социалистки Валентины Семенюк главе президентского секретариата Виктору Балоге, который позволил себе публично заметить, что Валентина Григорьевна, действуя в своей должности по эксклюзивному принципу «Тому дам, этому – не дам», продала «Лугансктепловоз» по смехотворной цене «товарняка з вугіллям”. "Закиди керівника секретаріату президента Віктора Балоги, які він собі дозволяє робити на адресу Фонду державного майна, критикуючи приватизацію ВАТ "Луганськтепловоз", відверто цинічні і не можуть не обурювати", -  возмутилась Семенюк и, как водится у социалистов, разразилась ироническим намеком на то, что ему, конечно «видніше, скільки коштує "товарняк вугілля" або "барвистого" закарпатського лісу», но почему-то, мол, «не видно, щоб ви де переймалися долею 8 тисяч робітників Луганськтепловозу, котрі до продажу підприємства вже 3 місяці не отримували заробітну платню". 

Что касается «барвистого» закарпатского леса, то тут, конечно же, хотелось бы какой-либо конкретики, а не применения голословного приема: сам такой… Да и в данном случае Виктор Балога ведь озвучивает позицию не лично-безнесовую, а служебно-президентскую. Ведь Виктор Ющенко, пригрозивший прихватизаторам Генпрокуратурой, как раз и беспокоится о том, почему в довершение к невыплате зарплаты у этих самых «робітників” еще и отбирают те деньги, которые могли бы пойти в их  семьи из бюджета, если бы их предприятие было продано на аукционе за нормальную стоимость.

Но в ответ - лишь развесистый оптимизм, «надежда» оптом и в розницу. Дескать, реализация «Лугансктепловоза» не кому-нибудь, а «стратегічному інвестору», дает средства государству и инвестиции в предприятие в сумме свыше 2 миллиардов гривен, "а також забезпечує збільшення робочих місць, заробітну платню, оновлення виробництва, вихід на надійні ринки збуту". И потому, мол, "сьогодні в цих осіб вистачає нахабства заперечувати очевидні речі - те, що продаж ВАТ "Луганськтепловоз" є одним із успішних приватизаційних проектів загальнодержавного рівня». Вот так – ври помаштабнее и преуспеешь!

Конечно, в этой логике социалистки Семенюк ничуть не больше здравого смысла и правды, чем в таких же реверансах Ринату Ахметову со стороны регионала Рыбака, когда попросту умалчивается, каким образом в руках у донецкого олигарха в фантастически короткие сроки очутились ведущие предприятия региона, тем более те, которые никогда не «лежали». Да если и «лежали», то каким образом, за какие деньги и кто на вторичном рынке поспособствовал, чтобы они попали в столь «надежные» руки? Кто их банкротил, какие чиновники проворачивали эти дела, кто «крышевал» рейдерские атаки на предприятия? Вопросов масса, и если бы у нас существовала настоящая прокуратура, ей было бы над чем поломать голову.

Но поскольку судьи, прокуроры и прочие стражи закона практически были и пока еще остаются соучастниками «большого хапка», отщипывая и себе долю от крупно воруемого, а следовательно – ненаказуемого, то в таких условиях, так сказать, спасение обкрадываемых - дело рук самих обкрадываемых. Им, токарям да сварщикам, вальцовщикам да слесарям, самим следовало бы напрягаться в размышлении над тем, что за «липу» в мозги им подсовывают, - как вот нынче, когда разглагольствуют насчет выдающихся менеджеров да особо стратегических инвесторов, коим непременно надо сдать по дешевке то или иное предприятие, поскольку-де все остальные, которые предлагают большие деньги - сплошь вертихвосты, которые покупают заводы и фабрики, чтобы обанкротить их себе в убыток, а не развивать и, следовательно, говоря словами Рыбака, «создавать внутреннюю кооперацию» вкупе с рабочими местами и надежными рынками сбыта.

Тем паче задуматься над этим в первую очередь следовало как раз луганчанам, кои едва сводят концы с концами. Ведь по данным, которые обнародовала на этих днях советник председателя Луганского облсовета Валентина Татарчук, 37,1 % населения их отнюдь не бедной по промышленному и прочему потенциалу области живет за чертой обычной бедности, имея доход меньше прожиточного минимума в 430 гривен. «Хуже нас Житомирская, Кировоградская, Херсонская и Черновицкая области», - посетовала она, ссылаясь на официальную статистику. Поистине, «бідні - тому що дурні, а дурні – тому що бідні”. Как выразилась на недавней пресс-конференции Юлия Тимошенко, эти "люди два рази голосували за Кучму, зараз збираються голосувати за Кучмину мафію, а потім плачуть сльозами, чому ми так погано живем"

И хотя никто так не грабил луганчан, как доморощенные или соседские регионалы (достаточно перечислить перешедшие в их собственность предприятия в регионе), все же именно эти политики на прошедших выборах получили здесь полнейшую поддержку. А едва перебивающимся с хлеба на воду слесарям да сварщикам почему-то и в голову не приходит задуматься над тем, почему как раз те, кто убеждает их в такой заботливой приватизации, живут, как персидские шейхи, лечат в западных клиниках лечат свои травмированные теннисом коленки и беспокойством за власть сердца, вкладывают в тамошние банки свои активы, крутят рулетку в монтекарловских казино, хотя не перестают всех старащать ужасами НАТО и пугают галицким национализмом, скупая под шумок в Карпатах санаторные комплексы…

Чего здесь больше – наивной веры в благочестие тех, кто потрошит народные карманы под сказочки о любви к малоимущему ближнему, или некоего синдрома «начальстволюбия», если воспользоваться термином Салтыкова-Щедрина, который, описывая в упоминавшемся выше произведении нравы обитателей города Глупова, которым «всякое бедствие представлялась чем-то совершенно от них не зависящим», обращал внимание на то, что «самое крайнее, что дозволялось в виду идущей навстречу беды – это прижаться куда-нибудь в сторонке, затаить дыхание и пропасть на все время, покуда беда будет кутить и мучить… Бороться же или открыто идти против беды – Боже упаси!».

Что тут сказать? Терпи, луганчанин, олигархом будешь. Подставляй карман шире, а главное – правильно голосуй.

Анатолий Наумов

Источник:  Новости.dn.ua

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: