antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Працівники заводу обурені й вважають, що це — класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства. Адже перевірка, ревізія чи навіть обшук не проводять десятки озброєних людей, з наручниками й закритими обличчями.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


КОРПОРАТИВНЫЙ БАНДИТИЗМ: НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УКРАИНЫ

29/03/07

Андрей Семидидько, исполнительный директор Антирейдерского союза предпринимателей Украины


Тема рейдерства далеко не нова для украинского бизнес-сообщества, однако одно дело говорить об этом социальном зле, и совсем другое — бороться с ним. А события последней пары лет все чаще и чаще заставляют говорить как об этом явлении, так и о необходимости борьбы с ним. Причем от рейдерских атак не защищен никто: независимо ни от организационно-правовой формы (ООО, ЗАО, ОАО), ни от страны-происхождения капитала (иностранные, отечественные или смешанные инвестиции), ни от масштабности «крыши» у собственников компании. К сожалению, в Украине перед рейдерами, как и перед Богом, все равны, и в ворота чьего предприятия завтра постучится эта беда, не знает никто. Никто кроме рейдеров…

Борьба за лакомый кусок

Причин возобновивших волну рейдерства (наиболее ярко выраженная волна корпоративных захватов прокатилась по стране в период массовой приватизации госсобственности) на территории Украины несколько. Как бы это странно не звучало, но основным толчком для рейдерства послужила оранжевая революция. И вот почему: во-первых, смена власти всегда подразумевает под собой некий передел собственности, во-вторых, в очередной раз в Украине реанимировали процессы вступления в ВТО и ЕС. (В данном материале мы не будем говорить об успешности или неуспешности потуг Украины по вхождению в цивилизованные политико-экономические сообщества). Третья причина, спровоцировавшая виток агрессивных сделок в бизнес-среде, – показатели темпов роста стран с быстрорастущей экономикой.

Итак, целая вереница вроде бы не совсем связанных между собой событий в итоге привлекла к экономике Украины интерес со стороны как внешних инвесторов, в том числе и из ближнего зарубежья, так и доморощенных толстосумов. Появилось много желающих попробовать свои силы на столь привлекательном украинском рынке: население 48 млн., уровень конкуренции по сравнению с развитыми странами на низком уровне, в большинстве секторов экономики еще не окончено формирование рынка, то есть не выкристаллизовалась тройка (пятерка) игроков, контролирующих не менее 80% рынка.

А как известно, наиболее эффективный способ выхода на новый рынок (в нашем случае имеется в виду украинский) – приобретение действующих компаний. При этом наиболее дешевый способ установления контроля – захват предприятия. Стоит учесть и тот факт, что на стороне западного, да и российского бизнеса, внушительные финансовые ресурсы, громадный опыт ведения корпоративных войн и отлично подготовленные специалисты. Также иностранные профи по проведению рейдерских атак несказанно радуются, когда понимают, что в Украине практически отсутствует цивилизованная законодательная база, регулирующая взаимоотношения сторон во время слияний и поглощений, в том числе корпоративных захватов.

Кстати, на территории Украины кое-кто до сих пор неправильно трактует понятие рейдерства, отождествляя его с недружественным поглощением. Дело в том что недружественное поглощение – это способ установления контроля над предприятием с соблюдением буквы закона, в то время как корпоративный захват (рейдерство) как раз характеризуется нарушением действующего законодательства. Кроме того, в цивилизованных странах прописывают даже правила ведения корпоративных войн. В том случае если принципы бизнес-баталий нарушены, то проштрафившийся карается по всей строгости закона.

Классический пример «правильного» враждебного поглощения — приобретение сталелитейным концерном Mittal Steel, принадлежащего Лакшми Митталу, французского металлургического концерна Arcelor. Изначально собственники французского гиганта не собирались никому ничего продавать, единственное, постоянно циркулировали слухи, что мажоритарные акционеры недовольны менеджментом предприятия. Воспользовавшись недовольством, царящим среди акционеров, Лакшми Миттал делает публичное предложение (оферту) по покупке акций Arcelor. Изначально это вызвало бурю негодования среди стран-членов ЕС, в первую очередь Франции и Германии, активно потребляющих продукцию данного завода. Французские чиновники во всю тормозили процесс принятия решения по покупке. Далее, чтобы ограничить себя от нападок Mittal Steel, Arcelor решил сам найти кому бы продаться. В качестве покупателя была выбрана российская «Северсталь». Однако Лакшми Миттал сделал повторное предложение собственникам Arcelor, повысив стоимость покупки. Последние не устояли. В итоге согласились все: и владельцы металлургического концерна, и правительство Франции, и комиссия ЕС. Единственное, Антиномопольный комитет ЕС предложил Лакшми Митталу во исполнение европейского антимонопольного законодательства продать пару небольших предприятий в Восточной Европе, на что он согласился. Ну а «Северстали» Arcelor предложила «отступного». В общем, все остались довольны, а все действия были выполнены в рамках законодательства.

Для Украины такой цивилизованный захватчик – это, скорее, исключение из правил, чем правило. Обычно захваты происходят с использованием админресурса, силовых структур и т.д. У нас, как и на настоящей войне, похоже, все средства и методы хороши.

Волки в овечьих шкурах

Итак, из-за чрезмерного интереса к ведению бизнеса в Украине и отсутствия действенных законов на протяжении 2006 года рейдерство превратилось в настоящую общественную катастрофу. Она не только угрожает развитию экономики Украины и служит причиной коллапса правовой системы, но и ставит под сомнение перспективы существования и развития в Украине среднего и малого бизнеса как такого. . Ежегодный объем рынка поглощений в Украине, без учета приватизации, оценивается в размере около 3 млрд. долл., причем доля недружественных поглощений составляет от 60 до 70%.

Гарантированная и защищенная государством незыблемость права собственности – краеугольный камень свободного рынка – вследствие систематических рейдерских атак сегодня в Украине практически отсутствует. Если в 2004 году количество рейдерских атак измерялось единицами, то по данным УСПП, только за последние два года более 2 тысяч украинских предприятий стали мишенью рейдеров. По статистике в 2006 году в среднем каждую неделю в Украине происходил корпоративный захват в той или другой форме и раз в пять дней украинские суды выносили заказные (проплаченные рейдерами) решения, естественно, игнорирующие законные права владельцев. По последним данным, озвученным в ходе круглого стола при УСПП, посвященного проблемам защиты от рейдерства, 17% исков, поданных в хозяйственные суды Украины, — иски, связанные с рейдерскими атаками.

К заказу и организации рейдерских действий, влекущих перераспределение собственности, причастны мощные интегрированные бизнес-группы. В мировой практике крупные компании тоже покупают компании среднего и малого бизнеса, однако цели у них другие. За рубежом интерес обычно проявляют к ноу-хау, так как каждая фирма заинтересована оптимизировать свое производство. В Украине в основном проявляется интерес к активам компании, в первую очередь, к земле и недвижимости, находящимся на балансе компании. В данном случае задача захватить предприятие и потом распродать его по частям.

За 2005-2006 годы ни один нарушитель корпоративного законодательства в области слияний и поглощений, будь то физическое или юридическое лицо, не был привлечен хотя бы к административной ответственности. Не говоря уже о том, что большинство рейдерских захватов предприятий содержат элементы уголовного преступления. Ощущая собственную безнаказанность, рейдеры даже не скрываются и делают откровенные заявления для печати о том, что они – рейдеры. Иногда даже доходит до абсурда, рейдеров начинают делить на «белых» и «черных», якобы, первые действуют открыто, а вторые – боятся публичности.

И самое страшное то, что рейдеры в своей деятельности по нарушению прав законных собственников активно используют ресурсы государственной власти, а именно силовые структуры. Отдельные представители государственных органов не только не препятствуют рейдерам, но и фактически выполняют их заказы. Подобная практика, невозможная в цивилизованном демократическом обществе, для Украины, к сожалению, это реалии жизни. Фактически, на защите рейдерства стоит государство, призванное отстаивать интересы настоящих собственников компаний, а не бандитов, отбирающих эту собственность.

Против лома нет приема

Кто владеет информацией, тот владеет миром, поэтому, как известно и как описано во многих источниках, подготовка к захвату предприятия начинается с разведмероприятий:

Компания-агрессор собирает массу различной информации о компании-цели, причем большую часть они черпают из открытых источников. Рейдеры собирают два типа сведений: юридическую информацию и данные личного и делового характера.

К информации юридического характера относятся:
учредительные документы;
документы об истории приватизации и проведения эмиссий акций;
документы, подтверждающие кредиторскую и дебиторскую задолженности;
сведения о фактических обстоятельствах проведения эмиссий;
документы, дающие представление о существующей структуре собственности;
внутренние положения и регламенты;
правоустанавливающие документы на недвижимость, землю, нематериальные активы.

Особое внимание уделяется документам, в которых прописаны порядок принятия решений органами управления, их компетенции и порядок приобретения/отчуждения прав на недвижимость и землю.

Информация личного и делового характера содержит данные о:
неформальных интересах менеджеров и мажоритарных акционеров;
наличии в трудовом коллективе неформальных лидеров и «вечно недовольных»;
взаимоотношениях в коллективе, в частности между топ-менеджментом и собственниками;
партнерах, поставщиках, кредиторах, покупателях;
возможных очагах конфликтов.

В дальнейшем на вооружении у рейдеров масса инструментов, которые задействуются на основе собранных материалов: захват через акционерный капитал (скупка акций, манипуляции с реестром держателей именных ценных бумаг, сбор доверенностей для голосования на общем собрании акционеров и т.д.), захват путем скупки кредиторской задолженности, захват через нематериальные активы, вхождение на предприятие путем его банкротства. Однако практически ни один захват не обходится без судебных разбирательств. И к сожалению, зачастую становится очень действенным инструментом в руках нападающей стороны.

Так, суд имеет право истребовать у реестродержателя реестр собственников именных ценных бумаг. Далее этот реестр «таинственным» образом попадает в руки к захватчикам. Как самый тривиальный вариант, данные из реестра используются для проведения целенаправленной скупки акций. А зачастую, эту систему реестра передают на ведение «правильному» реестродержателю, но с небольшими поправочками. Например, в реестре появляется рейдер, которому принадлежит контрольный пакет акций. Да, в дальнейшем затеваются судебные разбирательства, какая же система реестра правильная. А пока длится судебная канитель, активы предприятия сливаются на предприятия, аффилированные с рейдерами.

Также служители Фемиды одним росчерком пера могут не допустить к участию в собрании акционеров неугодных держателей акций. Это в свою очередь повлечет перераспределение сил в процессе голосования в пользу рейдеров. И атакующая сторона на собрании протянет нужные ей решения. Снова-таки можно очень долго оббивать потом пороги судов разных уровней, а захваченная собственность будет быстро и уверенно перетекать в карманы рейдеров.

Еще один излюбленный у рейдеров способ захвата – рассмотрение сфабрикованных исков. Так, в какой-то заранее замотивированный суд (неважно в какой области Украины) на акционерное общество подается иск от липового акционера с требованием возместить, скажем, материальный ущерб из-за неполучения дивидендов, в размере 40 млн. грн. И суд выносит решение в пользу обделенного акционера. У АО, естественно, таких денег нет, вот и передают счастливому акционеру в собственность, например, землю и строения, принадлежащие акционерному обществу. Причем, если АО оспорит иск в одном областном центре. Буквально же через день аналогичное решение всплывает в другой области и так до бесконечности, точнее до получения рейдерами желаемого результата.

Защити себя сам

У большинства читателей, наверное, уже давно возник вопрос, так можно ли защититься от корпоративного беспредела. Теоретически оборонительные мероприятия можно разделить на две категории: стратегические и тактические.

Стратегические мероприятия, которые обычно рекомендуют консультанты, заключаются в проведении следующих работ:
формирование защищенной корпоративной структуры, в том числе изучение истории создания предприятия и его деятельности;
обеспечение абсолютной безопасности с помощью мониторинга текущей ситуации;
эффективная мотивация и ограничение полномочий руководителя предприятия;
создание системы контроля над кредиторской задолженностью;
создание условий, препятствующих массовой скупке акций;
формирование подконтрольной кредиторской задолженности;
структурирование активов;
проведение стратегической РR-кампании;

проведение взвешенной кадровой политики.

Тактические мероприятия проводятся тогда, когда многие стратегические меры применить уже просто невозможно, так как захватчики уже предприняли все, чтобы предотвратить их эффективность. Согласитесь, что невозможно провести отчуждение или структурирование активов предприятия в условиях, когда на имущество наложен арест, а дело о дополнительной эмиссии акций находится в суде. Как правило соответствующее программы состоят из:
структурирования активов;
контрскупки акций;
блокирования пакета акций с одновременным введением дополнительной эмиссии;
работы с акционерами;
защиты посредством нападения на противника;
фиктивного банкротства.

Но, откровенно, говоря, на данном этапе это сделать очень сложно. Причем приходится рассчитывать только лишь на свои силы. В итоге предприниматели, работающие в Украине, вынуждены защищаться самостоятельно – в том числе и в рамках нашего Антирейдерского Союза, число членов которого во всех регионах страны стремительно растет.

Ведь к сожалению, согласно мировой статистике судебных процессов по корпоративным захватам, в 70% случаев контроль над активами переходит к новым собственникам. Это говорит о том, что если у кого-то возникло желание захватить предприятие, то он это делает. Также это свидетельствует о крепких тылах захватчиков. Оставшиеся 30% состоят из неудачных нападений агрессоров. Также в этой трети часть случаев — это захваты, в которых участвовало двое и более рейдеров. В такой ситуации всегда будет проигравший и выигравший агрессор. Но компания-мишень в любом случае остается в проигрыше, и для ее собственников принципиально не имеет значения, кому достались их активы.

Рейдерством по инвестициям

Как это ни прискорбно, если кто-то из иностранных инвесторов наивно полагается на нормы закона, призванные защищать иностранные инвестиции в Украине, то это зря. Иностранные инвесторы обречены жить по неписаным законам, которые более действенны в Украине, чем правила, закрепленные на бумаге. Возможно, поэтому в итоге наблюдаем следующую коллизию: с одной стороны, после оранжевой революции возросла инвестиционная привлекательность Украины, а с другой — в страну за последние несколько лет, так практически и не пришел ни один реальный инвестор. Если проанализировать статистику прямых иностранных инвестиций, то топовые позиции продолжают занимать оффшорные зоны. А как известно, подобные юрисдикции, в первую очередь, используются украинскими бизнесменами, чтобы реинвестировать средства, заработанные в Украине, но только уменьшив налогооблагаемую базу.

Отсюда напрашивается неутешительный вывод: инвестиционная привлекательность Украины не только не улучшилась, а скорее, даже ухудшилась, так как к несовершенному законодательству еще добавились проблемы рейдерства. Некоторые скандалы уже обсуждаются мировой общественностью. Так, американская корпорация Вunge Ltd, которой принадлежит Днепропетровский маслоэкстракционный завод в поисках правды уже дошла до исполнительных органов ЕС, даст ли это положительный эффект сказать сложно. Пока государство, то ли само то ли под натиском украинского бизнес-сообщества, не предпримет радикальных шагов по защите предпринимателей, ничего радикального не произойдет и проблема сама собой не решится.



Источник: antiraider.org

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: