antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Працівники заводу обурені й вважають, що це — класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства. Адже перевірка, ревізія чи навіть обшук не проводять десятки озброєних людей, з наручниками й закритими обличчями.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Люди в белом: как выбрать компанию-антирейдера

13/04/07
Специализированные компании, занимающиеся защитой от рейдерских атак, — явление для Украины новое. Между тем в России такие компании работают давно и вполне успешно. Большинство отечественных предпринимателей стараются отражать атаки захватчиков самостоятельно, с помощью собственных юристов и знакомых в госорганах. Такое противодействие не всегда эффективно: по данным Антирейдерского союза предпринимателей Украины, в нашей стране успешными оказываются более 85% рейдерских атак. Мы уже писали о том, как собственник может подготовиться к возможной атаке захватчика (см. Контракты, "Бой с тенью") В этой публикации речь пойдет о том, чем может помочь привлеченная к сотрудничеству компания-антирейдер.

RAID для рейдера

Антирейдер часто ассоциируется с юридической фирмой, поэтому при появлении первых признаков начавшейся атаки обращаются за помощью именно к юристам. Между тем, как считает Игорь Туник, управляющий партнер BPT Group, для отражения атаки рейдера предприятию придется задействовать множество ресурсов, из которых юридическая поддержка — важная, но все же не единственная часть.

Конечно, обеспечить юридическое сопровождение нужно в первую очередь: провести аудит документации, вычислить уязвимые места и по возможности устранить эти бреши, подготовиться к долгим судебным тяжбам, в которых атакуемому предприятию придется выступать как истцом, так и ответчиком, собрать доказательную базу для оспаривания возможных решений суда, инициированных рейдером. Но часто предприятие только этим и ограничивается.

Однако, помимо юридической поддержки, понадобится массированная PR-кампания, направленная как против рейдера (причем не только против непосредственного исполнителя, но и против заказчика захвата), так и на поддержку доброго имени атакуемого предприятия.

Кроме того, нужно обеспечить безопасность руководителей компании и ее ключевых документов (реестра акционеров в АО, устава, финансовой документации, печатей и пр.). Важно воспрепятствовать или, по крайней мере, затруднить физический вход захватчика в офис компании, производственные помещения, склады. К выполнению большинства подобных задач, как отмечает Юрий Елисеев, директор группы компаний «Кондор», бывший руководитель спецназа ГРУ по борьбе с терроризмом, рядовые сотрудники охранных фирм не готовы. Эксперт уверен, что для грамотного противодействия силовому захвату нужна специальная подготовка. «Требуется умение мгновенно находить верные решения и действовать в условиях жесточайшего прессинга со стороны агрессивно настроенных молодчиков, нанятых рейдером, а иногда — и со стороны сотрудников МВД», — считает г-н Елисеев.

Еще одно важное направление защиты — использование собственного административного ресурса предприятия (т. н. GR — government relations, досл. с англ. правительственные связи). Большинство собственников предприятий, заручившись поддержкой знакомых в облгосадминистрации, считают, что этого вполне достаточно для успешного ведения предпринимательской деятельности. Это действительно так, если речь не идет о рейдерской атаке, начинающейся с нейтрализации админресурса жертвы. Редкий агрессор обходится без использования собственных лоббистских возможностей. В большинстве случаев оказывается, что GR-поддержка захватчика превосходит административный потенциал цели. Уравновесить шансы, по мнению Игоря Туника, можно, добавив админресурс антирейдера к собственным силам. В таком случае нередко «подковерные» возможности рейдера и атакуемой компании взаимно нейтрализуются.

Наконец, последнее из стратегически важных направлений защиты при отражении рейдерской атаки — создание аналитической группы и центра оперативного планирования. Павел Петровский, генеральный директор группы компаний «РосРазвитие», считает, что каждая рейдерская атака уникальна. Предугадать дальнейшие действия рейдера — обязательное условие для успешного ее отражения. Собственно для этого и создается аналитический отдел. Аналитики тщательно собирают информацию о рейдере, его действиях, стиле работы, оценивают эффективность предыдущих операций, одновременно проводят SWOT-анализ (анализ сильных и слабых сторон) предприятия-клиента. «На основе этих данных с высокой долей вероятности можно построить динамические модели дальнейшего развития событий, — говорит эксперт. — После оперативный штаб координирует работу всех структур, задействованных при отражении рейдерской атаки, — юрслужбу, PR, охранное предприятие, людей, обеспечивающих административный ресурс и т. п.».

Антирейдеры бывают разные

Антирейдерская компания должна располагать штатом специалистов, которые могут понадобиться при отражении атаки: собственный юрдепартамент, PR-служба, ЧОП и т. д. Это позволяет быстро организовать защиту предприятия, не имеющего возможности самостоятельно противостоять рейдеру. В таком случае компания сама строит защиту от рейдера и разрабатывает план отражения атаки.

Существует и другой тип антирейдеров. Как правило, в саму компанию или группу компаний входят лишь руководитель и аналитики. Все остальные службы набираются по принципу субподряда. Соответственно, антирейдер лишь координирует работу привлеченных независимых юридических компаний, PR-агентств, частных охранных фирм etc. Сам же осуществляет только стратегическое планирование и общее руководство антирейдерской операцией. Естественно, руководители антирейдерских компаний считают, что эффективность действий по такой схеме ниже. Причина — слишком много времени будет потрачено на налаживание коммуникаций между различными службами, обмен сведениями и принятие решений. Юрий Елисеев обращает внимание на еще один недостаток подобной схемы: «Если рейдер обладает значительными финансовыми ресурсами, как обычно и бывает, есть вероятность, что он сможет перекупить одну из фирм, привлеченных на условиях аутсорсинга. Причем далеко не факт, что антирейдер-руководитель своевременно об этом узнает. В итоге не исключено, что одна из привлеченных компаний, якобы отражая атаку, на самом деле уже работает на рейдера».

Тем не менее даже компании, содержащие в своем штате всех необходимых специалистов, иногда прибегают к аутсорсингу. «Например, нам необходимо было срочно организовать контрскупку акций атакованного предприятия. Акционеров было несколько сот тысяч, причем географически они были разбросаны едва ли не по всей России. Разумеется, силами наших людей охватить эту территорию было нереально. Поэтому мы привлекли несколько региональных компаний для скупки акций. Данная мера оказалась успешной — мы опередили рейдера и помешали ему получить блокирующий пакет акций», — вспоминает случай из своей практики Павел Петровский.

Бывает, что антирейдер прибегает к помощи региональных компаний, когда иск, инициированный рейдером, рассматривается в удаленном региональном суде. Ярослав Яременко, адвокат международной юридической компании «Александров и Партнеры», рассказал о нескольких случаях, когда приходилось обращаться к региональным партнерам. По словам эксперта, нередко важно выиграть время — просто перенести слушание дела на одну-две недели или приостановить выполнение судебного решения. То есть выполнить задачи, не требующие обязательного присутствия юриста высокой квалификации, нередко занятого на более важных направлениях. В таком случае вполне логично обратиться к региональной юридической фирме, которая сможет добиться нужного решения суда, сэкономив и время, и деньги.

Третий тип антирейдерской организации — разнообразные антирейдерские союзы и объединения. Правда, непосредственно отражением рейдерской атаки они не занимаются. Андрей Семидидько, исполнительный директор Антирейдерского союза предпринимателей Украины, сознается, что проведение антирейдерских операций не относится к задачам его организации. «Мы не выступаем в роли «скорой помощи» при рейдерском захвате. У нас для этого пока нет ни специалистов, ни ресурсов. Все, что мы можем, — предоставить жертве информацию о наших региональных партнерах, проинформировать о компаниях, занимающихся отражением атак, постараться добиться максимального освещения события в СМИ, передать сведения об атаке в компетентные органы и правительство», — говорит господин Семидидько.

Цена выбора

Выбирая антирейдера, необходимо учитывать не только специфику его внутренней организации. Гораздо более важными являются его профессионализм, порядочность и послужной список (большое количество успешно проведенных операций по защите от захватчика).

Важны также рекомендации знакомых. По словам Дениса Кузнецова, партнера юридической компании «ТЕКТ-Реал», в столь узкой нише, как защита от рейдерских атак, работает немного компаний. Соответственно, найти знакомых бизнесменов, которые подскажут, к кому обратиться, не столь сложно. Кстати, подобная рекомендация существенна и для самого антирейдера — на рынке, где репутация составляет главный капитал, ошибка в выборе клиента может дорого обойтись антирейдерской компании. Поэтому в данном случае выбор клиент — антирейдер по меньшей мере взаимный.

В целом согласен с коллегой и Игорь Туник. Вместе с тем он указывает, что, помимо репутации и послужного списка, не меньшее значение при выборе антирейдера имеют и некоторые дополнительные критерии. Например, своеобразная страховка: если эксперты компании не смогут защитить интересы законного собственника, жертва получит значительную сумму, оговоренную в договоре об оказании услуг.

И тем не менее украинские бизнесмены в первую очередь интересуются стоимостью услуг антирейдера, но рассказывать о стоимости мероприятий эксперты отказываются. Все же специалисты согласились назвать основные факторы, влияющие на цену вопроса (см. Принципы самообразования).

Антирейдер-рейдер

Примечательно, что нередко антирейдер отказывается даже от очень привлекательного заказа. Игорь Туник подчеркивает, что большая часть атакованных предприятий обращаются к антирейдерской компании уже на завершающей стадии атаки, когда рейдер уже на предприятии, директор назначен им, акции переписаны на подконтрольные структуры, решения судов уже вступили в силу, а срок апелляционного обжалования прошел. «В подавляющем большинстве случаев, — говорит эксперт, — бизнес уже потерян, и антирейдер ничего сделать не может. Любое действие потребует времени, в течение которого захватчик может либо вывести предприятие из-под украинской юрисдикции, например, перерегистрировав в офшор, либо «слить» активы. Конечно, можно попробовать «отмотать» обратно цепочку судебных решений и сделок купли-продажи, но перспективы такого мероприятия по меньшей мере сомнительны. Впрочем, из каждого правила есть исключения».

Другую причину отказа от вступления в борьбу с рейдером приводит Александр Орфенов. По его словам, нередко бывает так, что в момент обращения атакуемого предприятия к антирейдеру контрольный пакет акций уже сосредоточен в руках рейдера. «Соответственно, — рассуждает Александр, — вступая в борьбу на этом этапе, мы уже сами уподобляемся рейдеру — формально законный собственник он». С другой стороны, это правило действует только в случае, когда акции захватчик получил законным путем. «Если же он действовал криминальными или полукриминальными методами, в борьбу мы, скорее всего, вступим», — добавляет эксперт.


Принципы ценообразования

Основные факторы, влияющие на стоимость услуг антирейдерских компаний:

1. Размер и структура атакованной компании.

2. Рыночная цена активов, структура собственности на активы.

3. Оборот компании.

4. Наличие информации о противнике.

5. Запрашиваемые заказчиком меры защиты.

6. Запущенность ситуации — насколько глубоко на предприятие успел зайти рейдер.

На первом этапе — анализе ситуации — работа экспертов оплачивается почасово. Размер ставки не разглашается.

Причем данные факторы влияют лишь непосредственно на стоимость услуг антирейдерской компании. Дополнительные расходы (PR-поддержка, задействование административного ресурса, услуги ЧОП, работа приглашенных юристов etc) оплачивает заказчик.

Против лома нет приема

Компания №1

Саксофон

Форма собственности: открытое акционерное общество

Акционеры: два основных акционера — родственники, контролирующие 98% акций, по 1% акций у двух физических лиц

Сфера деятельности: производство продуктов питания

Годовой оборот: около $4 млн

Основной актив: производственные цеха и склады

Руководитель: один из основных акционеров

Коллегиальный орган управления: наблюдательный совет (5 чел. — все контролируются основными акционерами)

Юридическая служба и служба безопасности: 3 юриста, специалисты по хозяйственному праву

Лоббистские возможности: налаженные контакты в облгосадминистрации

Связи с правоохранительными органами: отсутствуют

PR-возможности: отдел рекламы и PR (бюджет $30-50 тыс.)

Финансовые ресурсы: средние

Отношения в коллективе и между акционерами: основные акционеры управляют предприятием. Два других сособственника в работу предприятия не вмешиваются, довольствуясь получаемыми дивидендами

Направление атаки: классический «черный рейд», цель которого — вывод активов в распоряжение подконтрольных лиц. Рейдер покупает нужные решения судов, подкупает регистратора, меняет на предприятии руководство. С помощью милиции и госисполнителей проникает на предприятие, не допускает на его территорию законных собственников и продает активы. (Подробнее см. Контракты, "Корпоративные войны")

Юрий ЕЛИСЕЕВ, эксперт по безопасности бизнеса, директор группы компаний «Кондор»

— Цель рейдера — получить контроль над активами. Само предприятие как высокорентабельный бизнес его не интересует. Причем нам абсолютно безразлична его конечная цель — включение активов в собственную производственную цепочку либо их продажа конечному заказчику рейда.

Поэтому главная задача акционеров или приглашенных специалистов — обезопасить активы. Наиболее простой и дешевый путь — передать производственные мощности другому предприятию. Зарегистрируем на кого-то из родственников частное предприятие или ООО «Саксофон-2» и переведем туда все основные активы, которыми ОАО «Саксофон» (потенциальная цель рейдерской атаки) будет пользоваться на правах аренды. Далее можем создать Торговый дом «Саксофон», зарегистрировав его где-то в офшоре. И через него будем вести все финансовые операции, оставив в ОАО лишь непосредственно производство и всю затратную часть бизнеса. Заодно переводим двух физических акционеров (уязвимое место) из ОАО в совладельцы Торгового дома, ведь по условиям задачи их интересуют исключительно дивиденды, которые теперь будет выплачивать ТД «Саксофон». Получается, что в компании, владеющей активами (созданное ЧП или ООО), совладельцами являются только родственники и войти в состав учредителей кому-то постороннему будет очень сложно. Более того, в производственной компании (начальное предприятие ОАО «Саксофон») в совладельцах числятся они же. Таким образом, предприятие-владелец активов, а также использующая их компания уже защищены от внешней атаки. А наиболее уязвимое звено — Торговый дом «Саксофон» с двумя акционерами-миноритариями — не более чем часть схемы по оптимизации налогообложения. В случае его захвата это подразделение следует вывести из игры.

Другое направление защиты — создание собственной службы безопасности. После реорганизации компании держать трех юристов на ОАО «Саксофон» уже не имеет смысла. Вместо них нужно набрать сотрудников СБ. Учитывая, что и ранее предприятие можно было захватить, действуя только «по беспределу», стоит подстраховаться по принципу «против лома нет приема, если нет другого лома». На одну вакансию в СБ возьмем бывшего сотрудника МВД, имеющего хорошие связи в своем ведомстве. А на другую — бывшего спецназовца, который в случае «беспредельного» рейда всегда сможет прийти в гости к такому захватчику и доступно объяснить, что если его и далее будет интересовать наша фирма, то следующий визит рейдера будет уже к патологоанатому.

И, наконец, сотрудник СБ из среды правоохранителей подписывает договор на установку милицейского поста из числа сотрудников спецподразделения УБОП «Сокол».

Таким образом, установить контроль над бизнесом практически невозможно, разве только уничтожить его физически. Бюджет службы безопасности не составит более $50-60 тыс. в год.

Провал психорейдера

Компания №2

Контрабас

Форма собственности: общество с ограниченной ответственностью

Участники: четыре учредителя в равных долях (по 25%)

Сфера деятельности: услуги

Годовой оборот: около $3 млн

Основной актив: арендованные на 25 лет офисы в центральных районах города, большой земельный участок, купленный у компании с сомнительной репутацией

Руководитель: наемный топ-менеджер с ограниченными полномочиями. Зарплата привязана к прибыли компании

Коллегиальные органы управления: наблюдательный совет (4 чел., учредители)

Юридическая служба и служба безопасности: юридический отдел (3 чел., специалисты широкого профиля)

Лоббистские возможности: трое из учредителей являются членами различных советов: районного, городского и областного. Один из них — глава фракции оппозиционной партии в облсовете

Связи с правоохранительными органами: приятельские отношения с бывшими руководителями УМВД, областного УБОП

PR-возможности: отдел рекламы и PR (бюджет около $30 тыс.), знакомые журналисты в профильных изданиях

Финансовые ресурсы: выше среднего

Отношения в коллективе и между участниками: конфликта между учредителями нет. Впрочем, один из них готов продать свою долю в бизнесе из-за личных проблем, однако остальные трое не хотят покупать ее по запрашиваемой цене

Направление атаки: цель рейда — получить право собственности на земельный участок Первое направление атаки — покупка непогашенных долгов и незавершенных контрактов Контрабаса. Если это не удается, рейдер входит в состав учредителей, покупая долю у одного из собственников. Затем начинает информационную войну против предприятия и провоцирует конфликт между остальными тремя учредителями. После этого инициирует возбуждение уголовных дел на должностных лиц и выходит на учредителей с предложением купить их доли в ООО. (Подробнее см. Контракты, "Корпоративные войны")

Станислав СКРИПНИК, ассоциированный партнер юридической фирмы «Лавринович и Партнеры»

— Предложенная схема по недружественному поглощению ООО «Контрабас» имеет ряд недостатков, которые могут быть использованы при защите от рейдерских действий.

Специфика работы фирмы, предоставляющей услуги, не предполагает образования значительной кредиторской задолженности. Поэтому механизм поглощения через незавершенные контракты, предлагаемый моим оппонентом, в данном случае вряд ли эффективен. Воспрепятствовать использованию этой схемы можно, включая в текст договоров с контрагентами пункт, запрещающий передачу прав и обязанностей по данному договору третьим лицам. Стоит напомнить: п. 3 ст. 512 Гражданского кодекса Украины прямо указывает, что если это закреплено в договоре, то кредитор по любому долговому обязательству заменен быть не может.

Впрочем, даже если захватчику удастся выкупить незавершенный контракт и обратиться в суд, то жертва в свою очередь без труда может затянуть судебный процесс на неопределенное время, например, подав встречный иск о признании недействительным данного договора или же договора об уступке требования. Одновременно можно подать ходатайство о приостановлении слушания дела о взыскании задолженности до принятия решения по встречному иску. Таким образом, захватчик лишается одного из своих главных преимуществ — внезапности нападения, что даст защищающейся стороне время «залатать бреши» и отразить атаку.

Другой вариант атаки также не лишен недостатков. Мой оппонент предлагает спровоцировать конфликт между собственниками бизнеса, а затем купить долю в предприятии. Прежде всего новый участник может войти в ООО только с согласия всех учредителей. Конечно, в случае отказа принять нового члена в общество придется выплатить компенсацию стоимости имущества предприятия, пропорциональную его доле в уставном капитале (в данном случае — 25%). Сам по себе Контрабас стоит не так дорого, чтобы остальные трое учредителей не смогли выплатить требуемую сумму. Самый дорогой актив — земельный участок. По нашему опыту, вряд ли хоть в каких-то документах фигурирует его настоящая цена. Скорее всего, в договоре купли-продажи отражена заниженная сумма. Соответственно, наличие права собственности на земельный участок не слишком влияет на номинальную (а не реальную!) стоимость ООО «Контрабас».

Кроме того, учредители фирмы имеют преимущественное право на приобретение частей в уставном капитале, которые принадлежат другим участникам. Даже если остальные собственники не захотели покупать долю четвертого участника и тот продал ее рейдеру, договор купли-продажи всегда можно оспорить. Например, придираясь к малейшим неточностям в тексте договора, отрицая поступление предложения о покупке спорной доли и т. д. Таким способом можно надолго задержать развитие рейдерской атаки.

И, наконец, три учредителя контролируют 75% голосов на собрании участников. Следовательно, по действующему законодательству они в состоянии принять решение об исключении рейдера из состава участников ООО с выплатой ему компенсации. А дальше — смотри пункт первый. Этот способ применим, если рейдер смог получить решение суда, обязывающее учредителей принять его в ООО.

Большая часть шагов в предложенной схеме рейдерского захвата, таких как информационная атака, подача исков к фирме (директору), возбуждение уголовных дел на должностных лиц и т. п., имеет прежде всего психологический эффект с целью вынудить одного из учредителей продать свою часть в уставном капитале фирмы. Ставить успех поглощения фирмы в зависимость от того, насколько успешной окажется психическая атака, по меньшей мере не дальновидно.

Если же защищающейся стороне удастся добиться временного снятия ареста на земельный участок с последующим его отчуждением, дальнейшие действия по поглощению вообще бессмысленны. А получить нужное решение суда можно многими способами. С другой стороны, можно добиться наложения еще двух-трех арестов на участок по искам третьих лиц и воспрепятствовать передаче земли фирмам, подконтрольным рейдеру. В крайнем случае можно оспорить договор купли-продажи земли между Контрабасом и предыдущим владельцем участка и добиться признания его недействительным, одновременно купив компанию-продавца у учредителей (сомнительная репутация позволяет предположить, что фирма, скорее всего, однодневка или ширма для каких-то операций). После этого участок продается уже другому предприятию, например, ООО «Контрабас-2007», где собственников уже трое. Далее несколько продаж по цепочке, законность которых подтверждается решениями суда, — и главный актив в безопасности. «Отмотать» цепочку продаж рейдеру будет трудно: и долго, и дорого.

Бюджет операции по защите трудно указать точно, тем не менее, покупать административную и PR-поддержку в рассматриваемых вариантах необходимости нет. Основная статья расходов — гонорары приглашенным консультантам, которые вряд ли превысят $50 тыс. за все время антирейдерской операции.

Источник: Контракты
Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: