antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Працівники заводу обурені й вважають, що це — класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства. Адже перевірка, ревізія чи навіть обшук не проводять десятки озброєних людей, з наручниками й закритими обличчями.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Местное самоуправление: технология уничтожения

13/11/08
Нынешняя власть все дальше и дальше отходит от демократии и от правового государства и все больше становится похожа на авторитарный режим. Одно из свидетельств этого – планомерное уничтожение местного самоуправления. То и дело в СМИ мелькают сообщения о задержаниях и арестах председателей сельсоветов или других представителей местного самоуправления. Почему вдруг началась такая «облава» на низовых представителей демократии? С одной стороны – в ходе постоянной подготовки к выборам смещают «неуправляемых» руководителей и назначают своих, готовых и незаконно агитировать и фальсифицировать результаты выборов, с другой – власть выстраивает вертикаль, в которой нет места самостоятельным элементам.

Как правило, представителей местного самоуправления «закрывают» по обвинению в получении взятки, вымогательстве или служебном подлоге. Технология проста и отработанна. В данной статье мы покажем, как действует эта технология на примере уголовного дела, возбужденного против председателя сельсовета села Бузовая Киево-Святошинского района города Киева Владимира Васильевича Пономаренко. Уникальность его случая заключается в том, что его обвинили в получении взятки, даже не удосужившись подбросить деньги в кабинет или автомобиль. Итак, о технологии. Как правило, операция проводится при участии милицейского агента, который и будет взяткодателем. В нашем случае, таким агентом является некто Петрук А.В., который появился в Бузовой и обратился в сельсовет с просьбой о выделении земельного участка. После долгих «подходов» Петрук договаривается о «решении вопроса» с землеустроителем Решко Ф.И., которому и передает некую сумму денег. Во время передачи как из под земли появляются сотрудники ОБЭП УМВД Киевской области и задерживают Решко. Владимира Пономаренко при этом рядом вообще нет и денег этих он не даже не видит.  Тем не менее, 8 сентября этого года Пономаренко прямо на улице задерживают сотрудники милиции, отводят его в его же кабинет и оставляют там под охраной. Затем сотрудники милиции требуют предоставить им протоколы сессии сельсовета за 2007-2008 годы. Так как протоколы находятся у секретаря, сотрудники милиции привозят секретаря, изымают протоколы и ряд других документов, а также печать и штамп Бузовского сельсовета. А затем Пономаренко везут в областную прокуратуру. Только в прокуратуре Пономаренко узнает, что его обвиняют в вымогательстве взятки у гражданина Петрука. Прокурор области Гордецкий дает команду своим подчиненным начинать допрос и Пономаренко начинают допрашивать некие неизвестные люди, причем, даже без составления протокола. Точнее, это даже не допрос, а психологический «пресс». «Сознавайся, мы все знаем», «Как ты хотел использовать эти деньги?», «Ты уже отсюда не выйдешь», «Пожалей семью» и так далее. На неоднократные просьбы Пономаренко дать воды и дать возможность выйти в туалет следует грубый отказ. «Психологическая подготовка» длится до 2.30 ночи, после чего Пономаренко начинает допрашивать следователь Андрей Калужинский, который и будет вести его дело. Этот допрос длился до четырех ночи, протокол опять не составлялся. Когда Пономаренко попросил предоставить ему адвоката, Калужинский заявил, что адвокат ему не нужен. Никогда в жизни не сталкивавшийся с нашими правоохранительными органами гипертоник Пономаренко  под утро этого мучительного дня уже находился в шоковом состоянии и мечтал только о том, чтобы принять лекарства и лечь. Поэтому подписал какие-то бумаги, которые дал ему следователь и о содержании которых он даже не помнит. После этого Пономаренко доставили в следственный изолятор города Бровары. Поспать, однако, ему не удалось. Уже к 10 часам Пономаренко вновь привезли в прокуратуру, где его ожидал следователь Калужинский. При допросе теперь присутствовал прокурор отдела Ветвицкий. Оба «прокурорских» в два голоса начали опять убеждать Пономаренко признаться в получении взятки, утверждали, что им все известно, что они очень хотят ему помочь, и если Пономаренко даст признательные показания – то его тут же освободят. А если откажется – то его ждут годы тюрьмы, в которой он вряд ли выживет, и так далее. Понятно, что на опытного «зэка» весь этот «чес» никакого впечатления бы не произвел. Но, Пономаренко, во-первых, никогда не сталкивался с нашим следствием, а во-вторых, что самое печальное, имел веру в честность наших правоохранителей. И, к сожалению, он не знал, что нельзя проводить допросы в ночное время, что от допросов без протокола он вправе отказаться и главное, что со всеми нашими правоохранителями без адвоката не то что разговаривать, но даже здороваться – нежелательно. Руки потом можно недосчитаться. Всего этого Пономаренко не знал и, находясь в шоке от происшедшего, поверил Калужинскому, который пообещал ему, что его отпустят, если он даст показания о том, что вымогал деньги, которые должны пойти на строительство Хмильнянского сельского клуба и ремонт школы,  а также на ремонт Бузовского сельсовета. В конце концов Калужинский обманом заставил Пономаренко подписать показания, в которых он признается в вымогательстве взятки. После чего Калужинский торжественно поблагодарил Пономаренко за сотрудничество и даже хотел подарить книгу, которая лежала у него на столе, но потом передумал, сказав, что она подарена автором.

На следующий день Пономаренко привезли на очную ставку с Решко. Калужинский к этому времени уже подготовил протокол очной ставки! Заговорщицки сообщил Пономаренко, что лучше для него будет подписать этот протокол и он выйдет на свободу. И, что самое удивительное, Пономаренко согласился. Естественно, все это происходило без участия адвоката. А на следующий день Пономаренко отвезли в суд, который вынес постановление о мере пресечения в виде содержания под стражей. Только после решения суда Пономаренко понял, что Калужинский его банально «развел». Только после этого наивный сельский голова понял, что ему нужен адвокат, а доверять правоохранителям – самого себя не уважать.

Затем Пономаренко перевезли в Киевский СИЗО №13, в котором председатель сельсовета окончательно понял простую арестантскую истину о том, что «ментам верить нельзя».

10 октября Пономаренко доставили в областную прокуратуру на допрос к прокурору области Александру Гордецкому. На допросе присутствовали зампрокурора Шмаков и старший следователь Калужинский. Не было только адвоката, которому о предстоящем процессуальном действии естественно, не сообщили. Но наученный горьким опытом Пономаренко показания давать отказался и только после приезда адвокатов заявил о том, что никакого отношения к вымогательству взятки не имеет, рассказал о том, как обманом и прессингом следователь Калужинский заставил себя его оговорить. Тогда же Пономаренко хадатайствовал об отстранении от ведения уголовного дела старшего следователя Калужинского. Ходатайство, естественно, удовлетворено не было.

Вскоре Пономаренко была изменена мера пресечения на подписку о невыезде, однако, здоровье он успел себе серьезно подорвать и с 27 октября находился на стационарном лечении, не уклоняясь при этом от следствия и продолжая участвовать в следственных действиях. Однако, Калужинский своими запугиваниями и прессингом в конце концов довел Пономаренко до гипертонического криза, который случился 4 ноября этого года. Пономаренко поместили в больницу, но и там Калужинский от него не отставал. 6 ноября сотрудники милиции вручил ему на больничной койке повестку, в которой Калужинский требовал прибыть на допрос к 18 часам этого же дня. Адвокату о допросе опять-таки не сообщили. А Пономаренко прямо с больничной койки приехал в прокуратуру, где Калужинский заявил, что он все согласовал с адвокатом, который согласен с тем чтобы следственные действия проводились без него. И наивный Пономаренко опять «купился» и поверил следователю! А Калужинский объявил Пономаренко об окончании досудебного следствия и уговорил его подписать протокол. И вручил повестку на 10 ноября. 9 ноября Пономаренко поехал на встречу с адвокатом, ему стало плохо и он был госпитализирован и в тот же день ему провели операцию на брюшной полости. 10 ноября адвокат поставил следователя в известность о том, что Пономаренко госпитализирован. Тем не менее, желая «добить» Пономаренко, Калужинский выносит постановление о принудительном приводе, который и пытались исполнить сотрудники ОБЭП. И только тяжелое состояние здоровья  Пономаренко не позволило это сделать. По словам супруги Пономаренко, Калужинский не ведет следствие, а просто методично убивает ее мужа. И все это совершенно равнодушно наблюдает Генеральная прокуратура, призванная надзирать за соблюдением законности.

Вот такая простая и действенная технология. Как бы не сложилась дальнейшая судьба «дела Пономаренко», следователю Калужинскому это в принципе не важно. Главную свою задачу он выполнил. 3 октября он вынес незаконное постановление об отстранении Пономаренко от должности. Каких либо оснований для такого постановления естественно, не было. Не мог Пономаренко отрицательно повлиять на ход досудебного или судебного следствия, тем более, что и печать и документы сельсовета были изъяты. Тем не менее, постановление вынесено и основная цель достигнута – смещен глава сельсовета. Соответственно, можно будет поставить своего, покладистого. Который и земельные вопросы «решать» будет, и на выборах займет «правильную» позицию.

А как же спросите вы, надзор за соблюдением законности, которым должна заниматься прокуратура? Но как же она будет надзирать за следствием, которое сама же и ведет? Естественно – никак. На множество жалоб в ГПУ на незаконные действия Калужинского ответ был один. Традиционный – «не вбачаеться».

Понятно, что  все эти прокурорские правонарушения получат должную должностную оценку. Но, повторяем, главная задача выполнена – смещен законно избранный председатель сельсовета. Нанесен очередной удар по местному самоуправлению. А такое происходит в сотнях сел Украины. И мы с вами пока не замечаем того, что в нашей стране последовательно, планомерно и масштабно уничтожается оплот демократии. А после его уничтожения наступят совсем иные и куда более жестокие времена.


Джерело: ОРД
Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: