antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


“Ресма”, которую развалили

11/06/08

С тех пор как на просторах бывшего Союза как грибы после дождя повырастали многочисленные ОАО и ЗАО, не одно предприятие, получившее подобный статус, в какой-то момент вдруг оказывалось на грани банкротства. Ситуация актуальна и по сей день. Но истинной причиной подобного итога нередко становятся не отсутствие некогда мощной поддержки со стороны государства, не крутые повороты свободной, неплановой экономики, а бездарность и откровенное стяжательство нового руководства этих предприятий. Об одном из таких, ЗАО “Ресма” — наш рассказ.

В середине 90-х на “Ресме” работало порядка 120 человек. Предприятие с успехом занималось ремонтом оборудования на таких промгигантах как Титано-магниевый комбинат и завод “Кремнийполимер”.

В 2000-2001 гг. граждане Украины Костенко Игорь Николаевич и Грицюк Ярослав Васильевич, в нарушение преимущественного права акционеров на приобретение акций, завладели пакетом акций закрытого акционерного общества “Ресма”. Нет нужды рассказывать, какими именно противозаконными способами указанные граждане приобрели свои акции. Однако их махинаторские способности этим не ограничились, и в дальнейшем первый из них занял должность председателя правления ЗАО. а второй — председателя наблюдательного совета. То, что начало происходить на “Ресме” после этого, лучше всего можно описать посредством классических пословиц и поговорок: “Своя рука владыка”, “Рука руку моет”, “Закон, что дышло — куда поворочу, туда и вышло”.

Инструкция по развалу предприятия

Для начала Грицюк и Костенко создали еще одно предприятие ООО “Томирис-ЛТД”, в котором, само собой, заняли посты директора и зама. И расквартировали его на территории “Ресмы”, заключив с “Ресмой” пятилетний договор аренды. Правда, договор абсолютно липовый, так как, по закону, любой подобный договор длительностью более года, должен пройти регистрацию в БТИ. Однако для Грицюка с Костенко это было лишнее. Разумеется, плата за аренду была назначена смехотворная, чем, естественно, ущемлялись имущественные права остальных акционеров “Ресмы”. Но это, как говорится, только начало марлезонского балета.

Узурпировав власть на предприятии, Грицюк и Костенко начиная с 2003 года прекратили созывать и проводить собрания акционеров, прибыль распределяли самостоятельно и дивиденды акционерам не начисляли. А начиная с 2004 года еще и перестали перечислять средства в Пенсионный фонд, благодаря чему к концу 2006 года суммарный долг предприятия перед Фондом составил около 200 тысяч гривен.

Здесь необходимо пояснить, какого именно сорта задолженность накопили Грицюк и Костенко. Так как “Ресма” занималась ремонтом промышленного оборудования, работники предприятия приравнивались по вредности к работникам тех заводов, которые они обслуживали и, соответственно, имели право выходить на пенсию по вредности. Согласно закона, в первый год выхода такого работника на пенсию его предприятие компенсирует государству 10% его пенсии, во второй год — 20%, в третий — 30% и так вплоть до достижения пенсионером общепринятого пенсионного возраста. По счастью, в отличие от Грицюка и Костенко, государство свои обязательства перед 100 пенсионерами “Ресмы” выполнило и продолжает выполнять, иными словами, эти люди получают деньги в полном объеме. Но долг ЗАО “Ресма” перед Пенсионным фондом никуда не девается — он растет.

Осенью 2006 года возмущение акционеров “Ресмы” достигло апогея. К этому моменту штат предприятия сократился до минимума — 7 человек, производственная деятельность оказалась практически свернута, а все мало-мальски ценное оборудование элементарно распродано. В народе о таких ситуациях говорят: довели до ручки. Кто именно довел, пояснять не надо.

Ликвидация или тупик

Один из акционеров, к слову, житель закарпатского райцентра Свалява, подал в Закарпатский районный суд иск о приостановлении действий, нарушающих права акционеров. Имея ввиду, конечно же, самоуправство и откровенный развал “Ресмы” Грицюком и Костенко — в то время как их детище “Томирис-ЛТД” работало на территории ЗАО с прибылью. Закарпатский суд вынес определение, согласно которого, в целях обеспечения иска незаконно приобретенные акции Грицюка и Костенко должны были быть возвращены на счет эмитента. Проще говоря, это означало, что временно их оборотоспособность как ценных бумаг замораживалась. И, соответственно, владельцы этих акций на время лишались права участвовать в голосовании, а также избираться на руководящие должности в ЗАО. (Далее, несмотря на то, что Грицюк и Костенко подали апелляционную жалобу, апелляционный суд оставил решение Закарпатского суда в силе.) Здесь-то и образовалась первая юридическая коллизия.

Как правило, судам, особенно таким удаленным от місця подій, как Закарпатский суд, нет дела до чьих-либо частных интересов. Есть иск, есть закон и есть четкая логика судопроизводства. Нарушил — ответь. Иными словами, определение суда было абсолютно законным и обязательным к исполнению. Но вот тем структурам, которые находятся в непосредственной близости от места разворачивающихся событий, очень часто в наши дни бывает на руку проигнорировать решение суда Именно так и поступило Запорожское региональное отделение КБ “Прнватбанк”. которое, будучи регистратором, не выполнило определение суда. Почему, какими материальными или моральными соображениями руководствуясь, вопрос риторический.

Как бы там ни было, действия регионального отделения КБ “Приватбанк”, не приостановившего дееспособность акций Грицюка и Костенко, имели для ЗАО “Ресма” самые плачевные последствия.

В один день, 28 октября 2006 года, на “Ресме” состоялось два собрания акционеров. На одном, незаконном, Грицюк и Костенко в очередной раз были переизбраны на занимаемые ими должности. На втором, созванном по инициативе одного из акционеров с целью защиты своих законных прав, было принято решение о ликвидации предприятия. Мотивировка такого решения была предельно ясной: как предприятие ЗАО “Ресма” практически загублено (Грицюком и Костенко), как юридическое лицо оно продолжает накапливать долги. Ликвидатором был избран акционер Сергей Климченко.

Здесь непросвещенному читателю стоит пояснить, что собой представляет процедура ликвидации. Она проводится в три этапа. Первое, ликвидатор берет управление в свои руки — с тем чтобы должностные лица, доведшие предприятие до развала, не могли больше им распоряжаться.

Второе, ликвидатор проводит на предприятии всеобъемлющий мониторинг: получает все его долги, избавляется от лишнего имущества, разбирается с бухгалтерией, после чего проводит санацию — попытку восстановить нормальную рентабельную работу. В быту такие действия сравнимы с генеральной уборкой, в физиологии — с полной очисткой организма.

Третий этап наступает, если в результате всех проведенных мероприятий восстановить эффективную работу предприятия все равно не удается.

В нашем случае это стопроцентно вытекало из предыдущей многолетней “деятельности” Грицюка и Костенко, а также долгов, накопленных “Ресмой” перед Пенсионным фондом, Запорожской комиссией по ценным бумагам и другими государственными структурами. Задача ликвидатора на этом последнем этапе заключается в том, чтобы продать на открытых торгах имущество предприятия, вырученными средствами погасить долги, а оставшиеся средства распределить среди акционеров — и хотя бы таким образом компенсировать им их внос в уставный фонд предприятия (ведь общество создавалось путем выкупа госимущества трудовым коллективом не только за счет приватизационных ваучеров, но и за счет наработанных членами трудового коллектива денежных средств).

“Гвозди бы делать из этих людей...”

Но Грицюк и Костенко не собирались так просто сдавать своих позиций. Как известно, ликвидация предприятия возможна либо по решению собрания акционеров, либо по решению суда. Вслед за собранием, на котором было принято решение о ликвидации ЗАО “Ресма”, аналогичное решение вынес и Ленинский райсуд г.Запорожья (что лишний раз подтверждает полную обоснованность такого решения). Не в силах повлиять на возмущенных акционеров, Грицюк и Костенко решили обжаловать решение суда. Так началась судебная тяжба, которой, по сути украинского судопроизводства, может не быть конца. К настоящему моменту процесс обжалований прошел через апелляционный, кассационный суды, суд первой инстанции и дело передано в Запорожский апелляционный хозяйственный суд, где по сути его будут рассматривать по второму кругу. Проблема лишь в том, что зарвавшиеся “бизнесмены” Грицюк и Костенко решили использовать весь возможный арсенал процессуальных диверсий, позволяющих оттянуть вынесение окончательного решения о ликвидации “Ресмы”.

На протяжении года, прошедшего с первого решения о ликвидации, они неоднократно обращались с заявлениями и исками по самым надуманным, высосанным из пальца предлогам во всевозможные инстанции разных уровней -милицию, прокуратуру, суд — и тем самым постоянно парализовывали работу ликвидатора. С другой стороны, в ход пошел и оговор самого ликвидатора, Сергея Климченко. Разговоры о рейдерстве. прочно обосновавшиеся сегодня в сознании многих украинцев, оказались как нельзя кстати для Гркнюка и Костенко. Названный рейдером, оскорбленный ликвидатор даже подал в Шевченковский райсуд г. Запорожья иск о защите чести и достоинства.

Сергей Климченко

Источник:  Горожанин

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: