antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Рейдер загребущий: цена выделки овчинки

10/07/07

«С рейдерами будут бороться, как с чумой российской экономики», – заявил, выступая в Совете Федерации с докладом о соблюдении законодательства в РФ, генпрокурор Юрий Чайка. Захват предприятий предлагается перевести в разряд уголовных преступлений.

В 90-х годах прошлого века самым простым и одним из самых прибыльных видов бизнеса был рэкет. Политическая и социальная нестабильность, экономическая разруха, нежелание, да и, по большому счету, отсутствие возможностей у представителей органов правопорядка противостоять криминалу давали возможность любителям легкой наживы быстро обогатиться за счет честных предпринимателей.

Достаточно было сколотить банду отморозков, и вот ты уже «держишь» палатки где-нибудь возле платформы Ховрино. Ну а если есть хоть немного мозгов, то таким образом и до неформального хозяина рынка дорастешь. Подобных «бригад» по России было видимо-невидимо. Но хаос не вечен, ситуация в стране постепенно стабилизировалась, появилась возможность если не эффективно противостоять коррупции, то хотя бы прекратить откровенный беспредел.

Казалось бы, рэкет ушел в историю, былого разгула нет, а за подвигами молодецких «бригад» мы теперь будем следить только по телесериалам. Однако появилась новая беда, реальная головная боль современного бизнеса – рейдеры. У них и цели схожи с целями рэкетиров: минимум – «отжать» денег, максимум – «подмять» под себя.

Четверть добычи

Рейдеры – специалисты по перехвату оперативного управления или собственности фирмы с помощью специально инициированного бизнес-конфликта.

Их методы очень далеки от норм деловой этики, но чаще всего вполне законны. В ход идут манипуляции общественным мнением, лоббизм, биржевые махинации. Не брезгуют рейдеры подкупом кого надо, а порой и силовыми захватами.

Рейдеров принято делить на наемников, работающих под крышей крупной бизнес-структуры, и «свободных художников» – независимые команды.

Наемником быть проще и безопаснее: работодатель предоставляет финансовые ресурсы и, при необходимости, защитит от ответных действий противника. Наемные рейдеры проводят рекогносцировку, разрабатывают стратегию захвата и, после утверждения плана руководством, обеспечивают его реализацию. За это они получают 20-25% добычи. «Свободные художники» получают от работы все 100%, но при этом им приходится самостоятельно изыскивать необходимые для проведения операции средства – порой немаленькие – и лично защищаться в острых ситуациях.

Некоторые крупные торгово-промышленные и финансовые группы были созданы именно путем недружественных поглощений. А иногда рейдерская фирма является дочерней или аффилированной по отношению к таким структурам.

Последние десять лет в публикациях деловых СМИ на тему бизнес-конфликтов в качестве их участников регулярно упоминаются «Альфа-Эко», «Атон», «Вашъ финансовый попечитель», «Ведомство», «Интеко», МДМ, «Мечел», «Росбилдинг», «Разгуляй», «Русский банк развития», земельная агропромышленная «Знак», «Русский проект», «Сигма». Некоторые из них – самостоятельные игроки, некоторые работают на кого-то.

«Пустышка» в «помойке»

Работа рейдера начинается со сбора и анализа информации – прежде всего открытой, находящейся в свободном доступе. Здесь помогает мониторинг прессы, где упоминается интересующая рейдера организация. Сравнительно нетрудно получить в России и закрытую информацию. Например, данные, предоставляемые юридическим лицом налоговым органам, сведения о его экспортных и импортных операциях, о зарегистрированной на него недвижимости и транспортных средствах. К любым таким данным в России, в силу коррумпированности чиновников и фактического отсутствия вменяемой информационной безопасности, можно получить доступ. Стратегически важны данные о распределении акций между владельцами той или иной компании, не менее ценна инсайдерская информация.

Рейдер может ставить перед собой любую цель. Захват активов предприятия (земля, недвижимость, лицензии, патенты, изобретения, контракты), захват бизнеса как такового. Кроме того, объект может рассматриваться как ключевое предприятие в отрасли, с помощь которого можно диктовать условия и поглощать предприятия в той же отрасли или в других отраслях.

Исходя из полученной информации и сообразно целям, разрабатывается стратегия захвата – основательно, с учетом всех возможных вариантов развития событий, просчитывая вероятные действия оппонентов. По мере реализации одного из сценариев стратегия может пересматриваться. И уж конечно, ее пересматривают, когда она оказывается ошибочной.

Одна из схем захвата – скупка акций. Ее применяют, например, когда большинство акций объекта распылено по мелким держателям – акции скупают с целью собрать контрольный пакет.

Другой часто применяемый рейдерами инструмент – процессуальные обеспечительные меры. Например, арест акций. В соответствии с законом такие меры судья вправе применить еще на стадии подготовки дела к разбирательству, без вызова в суд ответчика. Обеспечительные меры принимаются в том случае, если их непринятие затруднит или сделает невозможным исполнение решения суда. Причем на этой стадии судья не обязан истребовать подлинники документов – достаточно ксерокопий, представленных истцом. Понятно, что часть этих документов могут оказаться сфабрикованными. Обычно судьи крайне неохотно соглашаются вынести определение о принятии обеспечительных мер, особенно когда чувствуют подвох. Но неподкупных судей, как утверждают рейдеры, не бывает. На определения и судебные решения существует такса, которая зависит как от цены вопроса, так и от масштаба нарушения закона, на которое должен пойти судья, чтобы принять, как говорят рейдеры, «отмороженное» решение.

Но можно придумать и другую, может, не столь кропотливую схему.

Например, рейдеры не скупают акции, а фактически воруют активы, которые им интересны. В столице это, конечно же, недвижимость. Технология такая. Первым делом в налоговую инспекцию отправляется фальшивый протокол внеочередного собрания акционеров с решением об избрании нового генерального директора. Последний подписывает договор купли-продажи объекта недвижимости (например, здания) с приобретателем-«прокладкой», который тут же ее перепродает. Учреждение юстиции проведет обе сделки за неделю. Новый собственник будет отгорожен от претензий прежнего, истинного, хозяина статусом «добросовестного приобретателя». Далее «пустышка» – фирма, у которой увели актив в виде недвижимости, по липовым документам присоединяется к какой-нибудь банковской «помоечке» и тихо ликвидируется. Ликвидируется и «прокладка», через которую выводили имущество на «добросовестного приобретателя». Отыгрывать все обратно – оспаривать через суд реорганизацию, ликвидацию юрлиц, решения внеочередных собраний – слишком долго и муторно, на это уйдут годы и сотни тысяч долларов.

Так или иначе, уже бывший директор уже несуществующего юрлица узнает о том, что он уже не собственник здания, только когда ЧОП будет выносить его из кабинета. Конечно, по факту «кражи» здания будет возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ. Но в скором времени дело будет закрыто за отсутствием состава преступления либо лиц, его совершивших.

Накладные расходы

Однако часто для того, чтобы много заработать, в рейдерскую атаку нужно много вложить – речь идет о сотнях тысяч, а порой миллионах долларов. Основной статьей расходов в бюджете рейдера является подкуп судей и правоохранительных органов.

Принципиальность и неподкупность судьи определяется предложенной ему суммой. То есть если судья остается глух к вашим доводам, значит, вы ему предложили недостаточно крупные доводы и надо добавить. В судах первой инстанции первое место в рейтинге неподкупности занимают судьи, которые принимают «отмороженные» решения за взятку в $30-40 тыс., в то время как большинство довольствуется суммой в $10-20 тыс.

Отдельно хотелось бы отметить так называемые банкротные составы суда, которые не удовлетворятся суммой меньше $100 тыс. Это связано с особенностями рассмотрения дел о банкротстве – производство по делу о несостоятельности не заканчивается с вынесением судом первой инстанции решения о признании должника банкротом. Оно заканчивается вынесением определения о прекращении конкурсного производства. Все решения принимает банкротный состав первой инстанции.

Впрочем, рейдеры утруждают себя обращением в суд далеко не всегда.

Использовать поддельные судебные акты удобней. Дело тут вот в чем. Чтобы «отменить» такой документ, надо, по-хорошему, возбудить уголовное дело и вынести судом приговор по этому факту... А это может затянуться надолго.

Взятки правоохранительным органам. Деньги заносятся на уровне ОБЭП и прокуратуры. Возбудить уголовное дело стоит от $10 тыс. до $60 тыс. в зависимости от сложности случая и персоналий. Закрытие уголовного дела обходится еще дороже. Отдельная строка – расходы на судебных приставов.

Ну а общая сумма расходов на организацию рейдерской операции вполне может зашкаливать за $300 тыс.

Цена выделки овчинки

Учитывая достаточно высокую себестоимость захвата, а также высокий уровень риска подобных операций, рейдеры интересуются только теми проектами, работая по которым можно сорвать крупный куш. Очень крупный.

Вместе с тем, стоимость добычи обычно определяется стоимостью активов предприятия, а не его бизнеса. Как следствие, рейдеры чаще всего нападают на компании, которые владеют привлекательными объектами недвижимости.

В Москве в 99% случаев захват осуществляется ради земли и стоящих на ней зданиях. Сам бизнес в таких случаях напавшим неинтересен – его стоимость часто несопоставима с тем, сколько денег может принести земля, пустая земля.

То же самое и в Подмосковье. Уже практически все колхозы скуплены. И практически никто из рейдеров не планирует заниматься сельским хозяйством. Земли выводятся из сельхозоборота и используются под коммерческую застройку. Рентабельность космическая: купил колхоз за $3 млн., порезал поля на участки и продал их уже за $40 млн. Однако интересных с этой точки зрения объектов остается все меньше. А объекты с прибыльной уставной деятельностью и захватывать сложнее: у них высокая оперативная ликвидность, так что при захвате менеджмент достаточно быстро привлекает деньги и отстраивает дорогую защиту – например, организует контрскупку акций.

В регионах ситуация противоположная – земля и недвижимость там ничего не стоят. И чуме российской экономики есть где разгуляться.

КСТАТИ

Генпрокурор только собирается избавить страну от рейдеров, а пострадавшие от них граждане уже проводят акции протеста. Они немногочисленны, но они заставляют задуматься.
24 мая в Москве состоялось пикетирование ряда офисов крупнейших рейдеров, нападавших на подмосковные сельхозпредприятия. В частности, были «окучены»: «Промсвязьбанк», «Нафта Москва», «Ист-Лайн», «УралСиб».
По статистике организаторов акций протеста, в области атакам рейдеров подверглось 240 сельхозпредприятий. А на них работает несколько десятков тысяч человек. Соответственно, как минимум одно их право – право на труд, прописанное в Конституции страны, было серьезно ущемлено.
Остается надеется, что своим правом на труд генпрокурор распорядится как надо. По всей строгости к злоумышленникам.

МНЕНИЕ

В России все же существуют методы борьбы с рейдерами, пути легального отстаивания своей собственности. Об этом наш корреспондент Денис Грачпобеседовал с Алексеем Валерьевичем Шапошниковым, кандидатом юридических наук, одним из ведущих борцов с рейдерством в нашей стране.

Алексей Валерьевич, чтобы эффективно отбить атаки на свою собственность, необходимо определить характер угрозы. Что здесь самое важное?

Здесь можно сказать о том, что существует 3 вида рейдерских атак: черные, серые и белые схемы. Первые характеризуются использованием чисто уголовных механизмов воздействия на собственника: шантаж, угрозы, похищения родственников. Серые схемы отличаются большей изощренностью, но также связаны с уголовными преступлениями: протоколы псевдо-акционерных собраний с заменой генерального директора, фиктивные уголовные дела, подкуп чиновников, подделка документов. Все это в результате может спровоцировать, например, переход собственности на хранение, как это было со многими заводами и фабриками в России. Существуют также и белые схемы, абсолютно легальные, такие как скупка контрольного пакета акций, выкуп долгов организации.

А к какой схеме можно отнести серию прецедентов, когда рейдеры банкротили предприятия и магазины, выкупая пути подъезда, подхода к ним, блокируя их и тем самым замораживая их работу?

Ну, это чистой воды серая схема, опирающаяся на юридическую неграмотность собственников. В данном случае в пользу собственника играет сервитут. Понятие сервитута определено в статье 274 Гражданского кодекса Российской Федерации: «Собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка (соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута). Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута».

Ну а с остальными-то схемами как бороться?

Борьбу с черными и серыми схемами нужно вести через органы внутренних дел. Что касается белых схем, - тут уж следите за бизнесом. Не экономьте на службе безопасности, особенно на информационной безопасности. Отслеживайте, кто и как покупает ваши акции, 2% акционеру достаточно, чтобы запросить у руководства всю документацию фирмы, в том числе и финансовую. Не стоит также влезать в долги – это зачастую приводит к рейдерским «наездам». И, самое главное, необходимо иметь на фирме грамотных, профессиональных юристов.

КРММЕНТАРИЙ

Сергей Г., рейдер:

- Вот пара наиболее типичных из реализованных нами сценариев. Первый случай. Мы купили 34% обыкновенных именных акций у двух акционеров, за счет скупки акций у миноритариев довели пакет до 46%. Определением суда арестовали акции оппозиции (по 17% у трех акционеров), а чтобы их директор не вывел активы, наложили арест на недвижимость. После этого провели внеочередное общее собрание акционеров, переизбрали совет директоров, который тут же назначил нашего гендиректора. Дальше так. Продолжая давить на оппозицию, снимаем арест с недвижимости, наш гендиректор продает ее «прокладке» по заниженной цене – иначе пришлось бы проводить через собрание акционеров одобрение крупной сделки, «прокладка» перепродает недвижимость добросовестному приобретателю. Все.

Другой случай – из разряда green mail, или корпоративного шантажа. Мы приобрели 5% акций у миноритарных акционеров. Противник подключает защиту – крупный банк. Ведем переговоры, параллельно скупаем еще 10%. Накладываем арест на недвижимость. Противник блокирует регистрацию нашего пакета у реестродержателя. Мы устраняем это препятствие, потом доводим свой пакет до 18%. Переговоры, переговоры... Наконец, банк выкупает наш пакет по цене, вдвое превышающей наши затраты.

Всеволод Истомин, Денис Грач

Источник:  Украина Криминальная

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: