antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Когда овцы сыты - волкам неймется.
Когда овцы сыты - волкам неймется.
Под шум предвыборных баталий Министерство обороны продолжает по беспределу «решать» земельные вопросы.
На этот раз отбирают землю уникального в Украине хозяйства  Фрумушика-Нова, известного далеко за пределами страны не только своей агрохозяйственной,  но и культурно - инновационной деятельностью.

24 вересня Київрада голосуватиме за незаконну передачу землі скандальному проекту російських олігархів «Бабин Яр»
24 вересня Київрада голосуватиме за незаконну передачу землі скандальному проекту російських олігархів «Бабин Яр»
«Це абсолютно незаконне рішення – надати в оренду землі у природоохоронній зоні, поблизу майбутнього державного меморіалу «Бабин Яр», на  території яких розташовані давні кладовища. Ми заперечуємо проти дій Київради – вони дивним чином збігаються з інтересами приватного проросійського проекту меморіалу, який вже викликав справедливе обурення української культурної та наукової спільноти, протест єврейських організацій», - заявив А.Семидідько

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Валерий Писаренко: ВСЮ будет справедливым карательным органом

04/06/10
Он дистанцируется от политических «разборок», которые буквально захлестнули фракцию БЮТ. Позиционирует себя в качестве юриста. Валерий Писаренко - один из самых молодых представителей «группы Портнова», рассказал нам о судебной реформе.

– Валерий Владимирович, предстоящую судебную реформу называют «революцией», «рейдерским захватом судов» и «привидением украинского законодательства к европейским нормам». С точки зрения юриста, какое из трех вышеприведенных определений является верным?

– С точки зрения юриста, законопроекты, предусматривающие реформу судебной системы, – это, в первую очередь, огромный профессиональный труд. Два месяца рабочая группа, созданная президентом, напряженно разрабатывала соответствующие проекты законов. При бывшем главе государства было сформировано колоссальное количество различных групп, однако за пять лет ни одна из них не предложила значимого проекта реформ. Мы же создали очень объемный проект закона, при разработке которого впервые в истории независимой Украины были учтены все рекомендации Совета Европы и Венецианской комиссии. Но приведение украинского законодательства в соответствие с европейскими нормами не являлось самоцелью. На мой взгляд, главное – это завершение судебной реформы, которая началась с принятием Конституции. Согласно положениям Основного Закона, страна уже давно должна была жить в новой судебной системе, в которой нет повторной кассации, действуют специализированные суды, упрощены многие судебные процедуры. Однако всего этого не было в силу властных амбиций отдельных судебных чиновников.

Необходимо срочно устранить вакханалию в данной сфере. И совершенно очевидно, что сделать это необходимо в соответствии с учетом перспектив евроинтеграции Украины. Такова, кстати, и принципиальная позиция президента – нормы европейских организаций, в деятельности которых участвует Украина, должны быть имплементированы в национальное законодательство.

– А цель номер два – это борьба с коррупцией в судебной системе?

– Совершенно верно. Более того, хочу подчеркнуть следующий факт: судебная реформа началась не 1 июня, когда президент внес на рассмотрение Верховной Рады ряд реформаторских законопроектов, а неделей раньше. Многие упустили из виду принятие 13 мая 2010 года Верховной Радой закона, серьезно меняющего систему привлечения к дисциплинарной ответственности судей и способы борьбы с коррупцией в данной сфере. Имеется в виду закон №2181-VI о недопущении злоупотреблений правом на обжалование. Буквально на следующий день после его одобрения парламентом он был подписан президентом и опубликован. Думаю, что скорость введения в действие этого закона свидетельствует о его важности. Впервые за много лет стало возможным реализовать процедуру привлечения судей к ответственности за нарушение закона и присяги!

Кроме того, изменился кворум в Высшем совете юстиции (ВСЮ), что фактически ликвидировало монополию судей на защиту членов своей, скажем так, «касты». Ведь, например, представители от Совета судей месяцами не приходили на заседания ВСЮ, который просто не мог работать ввиду отсутствия кворума. Аналогичная ситуация была и с привлечением к ответственности недобросовестных судей. Судьи, нарушившие закон, просто не являлись на заседания Высшего совета юстиции, поэтому рассмотрение жалоб откладывалось. Иногда на годы. После принятия вышеупомянутого закона в случае повторной неявки недобросовестного судьи автоматически исчезает необходимость в его непосредственном присутствии на заседании ВСЮ. Высший совет юстиции вправе рассматривать жалобы и без его участия. Более того, ВСЮ уже уволил порядка двадцати судей за коррупционные действия, и Верховная Рада в ближайшее время освободит судебную систему от этих случайных людей.

– Именно данная норма закона вызвала много нареканий со стороны оппозиции, которая называет Высший совет юстиции «карательным органом». Существует ли опасность того, что ВСЮ действительно станет инструментом покарания в руках Администрации президента?


– Конечно же, Высший совет юстиции будет карательным органом. Но он станет справедливым карательным органом в руках людей, права которых нарушены нечестными судьями! Наказания понесут лишь те служители Фемиды, которые нарушили закон либо забыли слова присяги.

К сожалению, за последние годы у нас многие привыкли к тому, что можно вытирать ноги о закон и оставаться безнаказанным. ВСЮ зачастую не мог реализовать свои полномочия относительно привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Сегодня, когда Верховная Рада разблокировала его деятельность, многие стали кричать о «произволе» и «репрессиях». Почему? Кто-то хочет, чтобы судьи оставались «карманными», а суды могли выносить нужные решения. К примеру, передающие собственность из одних рук в другие, запрещающие спикеру подписывать законы, президенту – издавать указы и так далее. Если отбросить политику, то в профессиональной среде данный шаг вызывает уважение к тем, кто инициировал эту работу и довел ее до логического завершения.

– Есть ли в Европе органы, аналогичные нашему Высшему совету юстиции и обладающие подобными полномочиями?

– Конечно. В каждой европейской стране есть орган, который осуществляет контроль над судебной властью. Формы осуществления подобного контроля разнообразны. В конечном счете государство само принимает решение о том, какие полномочия делегировать контрольным органам. На мой взгляд, сегодня Украина не готова к тому, чтобы суды сами себя полностью контролировали, что, в принципе и, закреплено в Конституции.

Вопрос заключается в следующем: удалось ли рабочей группе по судебной реформе сделать прорыв в этой сфере? Думаю, удалось. Например, президент в рамках концепции реформы отказывается от своего права подавать три кандидатуры в Высший совет юстиции. Наверное, это беспрецедентный случай в украинской политике, когда глава государства добровольно лишает себя полномочий, вместо того чтобы их увеличивать в геометрической прогрессии. Например, назначать не трех, а десять членов ВСЮ.

– Не получится ли так, что вместо приведения судебной системы в соответствие с Конституцией придется менять нормы Основного Закона? Подобные опасения сегодня высказываются некоторыми юристами.

– Рабочую группу по судебной реформе возглавляет президент, а секретарем был министр юстиции. В ее состав входили все руководители высших специализированных судов, представители Верховного суда, доктора юридических наук, членкоры Академии наук, а также наиболее опытные профессионалы, занимающиеся практическими и теоретическими вопросами судопроизводства. Глава Конституционного суда г-н Стрижак тоже являлся членом рабочей группы.

Да, действительно, председатель Верховного суда Василий Онопенко сделал заявление о том, что судебная реформа, по его мнению, в отдельных аспектах не соответствует Основному Закону. В этой связи напомню, что результатом реформирования является приведение в соответствие с Конституцией полномочий ВС. Это явно не устраивает руководство Верховного суда. Они считают, что их полномочия урезаются. Хотя высшая судебная инстанция впервые получает право издавать решения, обязательные для выполнения на всей территории Украины. Другими словами, формировать судебный прецедент. Думаю, для решения данной проблемы Верховному суду необходимо сделать один шаг: после принятия закона о судебной реформе обратиться за разъяснениями в КС, чтобы поставить в этом деле точку. На сегодняшний день члены рабочей группы не нашли противоречий Конституции в реформаторском законопроекте.

– Удалось ли ликвидировать угрозу превращения судебного корпуса в некую неподсудную и неподвластную корпорацию?

– На самом деле у нас суды всегда были корпоратизированными. Это проявлялось во многих вопросах. Например, в том же блокировании процедур с целью недопущения увольнения одиозных судей. Мы помним, с каким скрипом подавалось представление на привлечение к ответственности знаменитого «колядныка» Зварыча. Прошло много времени, прежде чем мы смогли довести до конца дело об увольнении судьи Олега Бачуна, которого мертвой хваткой не выпускало из своих объятий руководство Верховного суда и Совета судей. Вероятно, десятков подтвержденных фактов об использовании частных самолетов на миллионы гривен некоторым явно недостаточно для увольнения любителей роскошной жизни, дискредитировавших судебную систему.

Я могу еще долго рассказывать о других примерах корпортатизации, когда выгораживались судьи, выносившие явно незаконные решения или нарушавшие присягу. Судебная власть должна быть объединена не корпоративными или коммерческими интересами, а принципами профессионализма и морали. Все европейские организации в своих рекомендациях на первое место в требованиях к судье ставят не профессионализм, а высокоморальное состояние человека, претендующего на эту должность. Вот что главное.

– Снизит ли уровень коррумпированности судов повышение заработной платы судьям?

– Действительно, судебная реформа предполагает улучшение материального состояния как рядовых судей, так и судов в целом. На мой взгляд, нельзя говорить о том, что с помощью принятия одного закона можно изменить всю ситуацию в сфере правосудия. Но то, что после реформы резко снизится возможность безнаказанно заниматься коррупцией, – это абсолютно точно.

При наличии активно работающего карательного органа судья будет вынужден решать, что для него лучше: потерять статус судьи и пойти работать в лучшем случае юрисконсультом, в худшем – в тюрьму, либо же честно исполнять свои обязанности? Ему есть что терять, поскольку статус судьи – это уважение и почет. Плюс ко всему хорошая материальная база. На мой взгляд, судья десять раз подумает, прежде чем сделает незаконный шаг.

– Не сорвет ли проведение реформы субъективный фактор? Имеется в виду позиция главы Верховного суда Василия Онопенко?

– Действительно, позиция Василия Онопенко на сегодняшний день вызывает удивление. Верховный суд был пассивным участником процессов реформирования в последние годы и занимался лишь своими внутренними вопросами. Сразу хочу подчеркнуть: реформа судебной системы – это не борьба с руководителем Верховного суда. Мне кажется, что г-н Онопенко уже давным-давно победил сам себя. И отдельные негативные процессы в судебной системе – это во многом «заслуга» главы ВС. Кстати, с подобным утверждением согласны многие представители судейского корпуса.

Совершенно очевидно, что рано или поздно случилось бы то, что происходит сегодня: Верховный суд превращается в судебный орган без полномочий повторной кассации. Ведь повторная кассация – нонсенс. Человек получает судебное решение, а ему говорят: вы еще одно получите, а затем мы будем его исполнять. Приведение судебной системы к нормам Конституции, к сожалению, оказалось очень болезненным для тех людей, которые обладали административным ресурсом по отношению к судам общей юрисдикции.

Вы знаете, что последние три года Верховный суд конфликтовал с Высшим хозяйственным судом. Аналогичный конфликт длится больше года с Высшим административным судом. Конечно, очень хотелось бы, чтобы ВС занимал более конструктивную позицию в вопросах проведения судебной реформы. Ведь суть реформирования не сводится к тому, что у Верховного суда будет меньше полномочий и меньше возможностей влиять на судью из районного центра. Реформа делается для украинских граждан, которые обращаются к правосудию для защиты своих прав. Они должны в разумные сроки получить судебное решение по своему вопросу, которое обязательно должно быть исполнено. С этой целью уменьшаются сроки рассмотрения многих категорий дел. В административном процессе граждане ставятся в привилегированное положение по сравнению с властью. Ликвидируется возможность гонять человека по судам. Только с помощью апелляции и кассации возможно пересмотреть решение суда. Никаких повторных рассмотрений!

– Много критических нареканий вызывает узкая специализация судов. Это действительно необходимо делать?

– Вопрос «надо или не надо» необходимо было задавать раньше, когда принимали Конституцию. В Основном Законе четко прописано, что в Украине действуют высшие специализированные суды. Законодатель должен был определиться, сколько их должно быть и в каком формате они будут работать. Да, в области теории права ведутся дискуссии относительно того, необходимо ли выделять хозяйственное право из гражданского, надо ли создавать специальные хозяйственные суды, должна ли существовать административная юстиция в ее нынешнем виде? Но мы, юристы, не имеем права обсуждать вопрос, должны ли быть специализированные суды, или нет. Так написано в Конституции.

Да, не во всех странах судебная специализация идет по праву. Иногда суды делятся по региональному принципу. Или в соответствии с территориальным устройством государства. Но такие примеры есть, поэтому специализация судов - это вовсе не какая-то украинская новация. Высшие специализированные суды – лучшая на сегодня форма организации судебной власти, поскольку наконец-то гражданин получит возможность реализовать свои права и защищать их.

– Противники судебной реформы заявляют, что изменения правил игры вызвано стремлением Андрея Портнова (заместителя главы Администрации президента) уволить председателя Окружного административного суда Олега Бачуна. Так ли это?

– Думаю, что проводить судебную реформу ради судей такого плана, как Бачун, – это слишком большая честь для них. Конечно, одним из позитивных последствий реформы является искоренение самой возможности появления подобных судей. Это заложено и в процедуре принятия на работу, и в аттестации, и в дисциплинарной ответственности.

На заседании Высшего совета юстиции Олега Бачуна было рекомендовано уволить. Данное решение подтвердил Комитет Рады по вопросам правосудия. В ближайшее время этот вопрос рассмотрит Верховная Рада. Уверен, что решение будет принято позитивное для судебной системы и негативное для фигуранта.

Совершенно очевидно, что Андрей Портнов и другие участники процесса разработки судебной реформы руководствовались совершенно другими мотивами. Прежде всего, стремлением привести судебную систему страны в соответствие с Конституцией и европейскими нормами. Евроинтеграция Украины должна подтверждаться не яркими выступлениями в телевизоре, а реальными делами.

– Сколько времени займет проведение судебной реформы? 1 июня президент подал соответствующий законопроект. Когда суды будут работать по новым правилам?

– Я могу спрогнозировать приблизительное развитие событий. Президент внес проект закона как первоочередной, следовательно, он должен быть сразу же рассмотрен в Верховной Раде. Сначала на заседании Комитета по вопросам правосудия, затем – в сессионном зале. 4 июня проект примут в первом чтении, и к следующей пленарной неделе мы его успеем подготовить к принятию во втором чтении и в целом. В соответствии с переходными положениями закон вступит в силу с 1 августа 2010 года. Другими словами, реально судебная система будет работать по-новому в этом году. Я уверен в том, что для притирки к новым положениям закона много времени не понадобится. Например, новый высший специализированный суд по рассмотрению уголовных и гражданских дел может быть сформирован на базе палат Верховного суда. Другими словами, материально-техническая база уже есть. Поскольку численность ВС уменьшается до 20 человек, то им будет комфортно работать в оставшихся, довольно фешенебельных помещениях. База есть, судьи, готовые работать в этой сфере, тоже. Уверен, что граждане смогут почувствовать новое качество судебной системы уже в этом году.

– Сколько процентов судей будут «забракованы» в процессе реализации реформы?


– Я по процентному соотношению ничего вам сказать не могу. К сожалению, судя по последним социологическим опросам, люди считают суды самой коррумпированной ветвью власти в Украине. Поэтому если вы, допустим, спросите у рядового гражданина, который уже сталкивался с судебной системой, сколько коррупционеров среди двух судей, то он вам ответит – три. Подобное отношение к судебной власти – большая проблема. Поэтому нам крайне важно изменить отношение людей к судам. Не знаю, сколько судей останутся без работы. Но я знаю принципиальную позицию и президента, и Высшего совета юстиции, которая заключается в том, что необходимо искоренить такое явление, как рейдерство. Судьи, которые выносят рейдерские вердикты, будут увольняться немедленно. Судебной системе необходимо новое лицо – честное и справедливое.

– Для нового лица судебной системы необходимы новые кадры. Способна ли нынешняя система образования готовить юристов должного профессионального уровня?

– Проблемы в системе подготовки юристов действительно есть, однако резкого падения общего уровня образования нет. Есть вузы, которые традиционно славятся высоким качеством преподавания. Например, Киевский государственный университет имени Шевченко, Харьковская академия, Киево-Могилянская. Да и многие другие институты стараются держать марку.

И напоследок: судебная реформа не заканчивается с принятием и реализацией вышеупомянутых законов. Следующий шаг – это внесение изменений в кодексы. В том числе и в Уголовно-процессуальный, а также принятие основополагающих для юриспруденции законов, в частности, об адвокатуре. Мы как раз заканчиваем подготовку проекта соответствующего нормативного акта, и я уверен в том, что после его принятия в Украине появится по-настоящему профессиональная адвокатура. Будет сформирована система, которая сама станет вычищать бездарей, не способных ни на что другое, кроме как «договариваться с судьей».


Беседовали Владимир Скачко, Александр Юрчук
Джерело: Версии.com

Антирейдерский союз предпринимателей Украины
Остановить рейдерство, обеспечить безопасность бизнеса
Национальный комитет защиты предпринимательства
Группа компаний Корпоративная безопасность
Защита собственности, поддержка предпринимательства
Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: