antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Какому бизнесу стоит готовиться к обыскам

25/07/17
Какому бизнесу стоит готовиться к обыскам
Переглядів  294     
Ещё недавно казалось, что волна обысков и изъятий серверов у IT-бизнеса, из-за чего многие аутсорсеры "эмигрировали" в ЕС целыми офисами, осталась в прошлом, как дурной сон. Однако в этом году противостояние технологических компаний и силовиков вспыхнуло с новой силой. Так, если, по данным Генпрокуратуры, в 2015-м было зарегистрировано около 600 уголовных производств, касающихся сферы IT, то уже по состоянию на май этого года силовики насчитали более 800 подобных правонарушений.

"Обострение" началось в марте с обысков в офисе YouControl, стартапа, развивающего сервис для бизнес-аналитики и проверки контр­агентов на благонадёжность. Также обыски прошли в квартире руководителя проекта Сергея Мильмана и других сотрудников.

По утверждению адвоката компании YouControl Даниила Глоба, силовики пытались не допустить его присутствия во время обысков. "По одному из адресов мне почти удалось проникнуть внутрь, но оперативники применили физическую силу и я был вынужден отступить. В конце концов после переговоров с руководством следственной группы и потасовки в квартире Мильмана я начал предоставлять ему правовую помощь при проведении обыска", — рассказывает юрист".

Для самого Мильмана подозрения СБУ в незаконном сборе и продаже информации с ограниченным доступом стали неожиданностью. Как поясняет бизнесмен, за несколько месяцев до инцидента компания вела переговоры с силовиками и Государственной фискальной службой о подключении к системе. Кроме того, как уверяет Мильман, к нему за помощью неоднократно обращались и сотрудники СБУ.

Как рассказывает Мильман, силовики предлагали ему "начать сотрудничать со следствием, во всём сознаться и рассказать, как незаконно добывали информацию.

"Только после обысков в Dragon Capital и Укргаздобыче мы поняли, зачем нас к этому склоняли. Признай мы свою деятельность незаконной, СБУ получило бы возможность в течение трёх лет обходить всех наших клиентов на том основании, что они оказались пользователями незаконного продукта", — поясняет бизнесмен свою версию происходящего. Наш собеседник предполагает, что подобное предложение ранее поступало и разработчикам программы "Стахановец" (софт, позволяющий руководству контролировать деятельность сотрудников). Именно в связи с использованием программы "Стахановец" силовики в конце апреля 2017-го наведались с обыском в офис инвест-компании Dragon Capital.

Как утверждают в СБУ, "Стахановец" имеет скрытые функции удалённого контроля и снятия информации, а серверы, где информация обрабатывается, находятся на территории России. В связи с этим руководители компании — разработчика софта объявлены в розыск. Против них открыто уголовное производство, в рамках которого СБУ расследует возможную передачу российским спецслужбам информации госучреждений и личных данных украинцев. Пока расследование продолжается, в СБУ призывают бизнес отказаться от использования программы и обратиться к ним за консультацией.

Любим всех

После прецедента с YouControl обыски участились. Советник адвокатской компании Spen­ser&Kauf­f­mann Татьяна Харебава интерес силовиков к IT и телекому связывает с апрельским решениим СНБО "О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)", которое существенно расширило "поле для манёвра" силовиков. Ведь помимо 81 подсанкционной IT-компании у правоохранителей появился повод наведаться к любому из их контрагентов или к провайдерам, которые не заблокировали запрещённые вебсайты.

Сразу после введения санкций сотрудники СБУ и ГПУ поспешили с визитом в киевский и одесский офисы компании "Яндекс" под предлогом подозрения в государственной измене. А к интернет-провайдеру Wnet силовики пришли с обвинением в незаконной маршрутизации трафика в Крым в интересах российских спецслужб, что во Wnet отрицают. Украинское представительство российского разработчика 1С столкнулось с обвинением в незаконной продаже программного продукта 1С на территории ОРДЛО и с подозрениями в том, что программы, опять же, используются российскими спецслужбами.

Через несколько дней после обысков в "Яндексе" представители прокуратуры наведались к интернет-провайдеру "Олли транс" и изъяли технические средства проекта "Видеопробки", которым владеет компания. По официальной версии поводом послужила необходимость получить видеозаписи трёхлетней давности с дорожных камер. Однако скрытым мотивом силовиков могло стать именно сотрудничество "Олли транс" с "Яндексом". На сайте "Олли транс" сохранилась новость 2010 года о предоставлении сервисом "Видеопробки" доступа к киевским веб-камерам для системы "Яндекс.Карты".

"Среди юристов бытует мнение, что уголовные производства по "недоказуемым" составам преступлений были специально открыты под проведение обысков, в результате которых силовики намеревались найти зацепки для более приземлённых экономических преступлений", — делится своим видением ситуации Татьяна Харебава. Кроме того, по её мнению, новую волну обысков характеризует усиление интереса к IT-бизнесу со стороны СБУ и ГПУ, тогда как в 2015 году самыми активными были фискалы.

Также веяние времени — расширение спектра попадающих под "пресс" компаний. Теперь с обыском по делу об использовании незаконных программ или по любому другому поводу могут пожаловать к кому угодно. Например, в июне СБУ сообщила о пресечении масштабной финансовой схемы с фиктивным страхованием бизнеса у нескольких страховщиков, якобы аффилированных с бизнес-окружением Виктора Януковича. СБУ перекрыла "отмывание" 4,5 млрд грн. Этому сообщению предшествовали обыски в страховых компаниях "Саламандра-Украина", "ДИМ Страхование" и "Финанс-Лайн".

Как рассказали Фокусу в "Саламандре-Украина", обыск СБУ не стал для них неожиданностью, так как их бизнесом силовики интересуются давно. Компания официально обращалась в прокуратуру, МВД и СБУ, выражая готовность сотрудничать со следствием. Вместо этого, как утверждают в компании, с момента открытия уголовного дела в 2016 году к ним приходили разные люди и предлагали помощь в решении вопроса, от чего в компании отказались.

Одним словом, никто не застрахован от появления в офисе вооружённых людей в балаклавах. Вместе с тем наиболее очевидная зацепка, которая с большой долей вероятности позволит органам взять компанию в разработку, это хозяйственные отношения с контрагентами из Российской Федерации или предприятиями в ОРДЛО, уверяет советник юридической фирмы Sayenko Kharenko Сергей Смирнов. Особенно "токсично" взаимоотношение с компаниями из санкционного списка. Кроме "порочащих связей" с северным соседом, привлечь внимание правоохранителей могут "фиктивные" контрагенты, реальность хозяйственной деятельности которых под сомнением.

Чтобы минимизировать риски, бизнесу теперь придётся изучать под микроскопом своих контрагентов. Для этого могут пригодиться электронные сервисы Opendatabot и вышеупомянутый YouControl. Они на основе данных открытых реестров помогают мониторить партнёров на предмет их регистрационных данных, связей, налогового долга и судебных исков.

Приготовиться к худшему

Узнать о предстоящем визите силовиков заранее практически невозможно. Как объясняют юристы, разрешение на проведение обыска даёт следственный судья на основании ходатайства следователя или прокурора. Его рассматривают на заседании суда, где участвуют только вышеупомянутые лица. Усомниться в целесообразности проведения обыска попросту некому. Такой механизм позволяет силовикам внезапно нагрянуть в офис и предотвратить уничтожение вещественных доказательств. "Как ни прискорбно, но часто недобросовестные правоохранители используют обыски не для раскрытия преступлений, а с целью давления на бизнес для собственной выгоды", — говорит юрист компании Investment Service Ukraine Сергей Жилич.

В подобной ситуации многие компании заранее готовятся к эшелонированной обороне, загодя привлекая юристов и экспертов по кибербезопасности. "Нужно искать "дыры" в физической, программной, документарной сфере, и только когда вы всё "откатали" не один раз, следственные действия могут пойти по вашему сценарию", — советует сооснователь адвокатского агентства "Сютник и партнёры", советник по инвестиционным рискам Наталья Осадчая.

Чтобы предугадать появление нежданных гостей в офисе, собеседница Фокуса также рекомендует вести мониторинг судебных решений и следственных действий относительно контрагентов. Если кто-либо из бизнес-партнёров оказался под следствием, могут прийти и к вам.

Также, по словам Осадчей, тревожным звоночком, после которого обыск становится лишь делом времени, можно считать запрос контролирующего органа или определение суда о временном доступе к документам. Даже если компания всё выдаст добровольно, готовиться к обыску всё равно нужно. Для этого юрист по интеллектуальной собственности компании SBT Systems Елена Талалай рекомендует заранее заключить договор с адвокатом, который в течение часа прибудет на место и станет сопровождать процесс.

Нелишним будет и банальное укрепление подступов к сердцу компании и в физическом плане. "Входы в здание, кабинеты, серверные и другие помещения должны перекрываться с помощью элементарных средств блокировки, а каждое проникновение должно сопровождаться пассивным, но действенным сопротивлением", — рекомендует Денис Овчаров из Juscutum. По его словам, это поможет выиграть время, необходимое для принятия решений, привлечения дополнительных ресурсов и правовой помощи. Кроме того, постоянное преодоление барьеров и некомфортная обстановка должны изрядно утомить нежданных гостей и несколько остудить их пыл.

Обеспечив безопасность офиса на физическом уровне, не стоит забывать и том, что самым уязвимым звеном во время обыска могут стать рядовые сотрудники. "Людям нужно объяснить, как себя вести, познакомить их с адвокатом, который расскажет, что никто никого утюгом не пытает и зубочистки под ногти не суёт. Поэтому не нужно бояться", — говорит адвокат, партнёр Axon Partners Дмитрий Гадомский.

При появлении в офисе незваных гостей руководитель днепровского офиса "Ильяшев и Партнёры" Леся Самарина рекомендует настаивать на присутствии адвоката и предъявить силовикам договор о предоставлении правовой помощи. Не стоит забывать и о том, что на обыске должны присутствовать двое незаинтересованных понятых. "Общаться с правоохранителями стоит только руководителю или другому заранее определённому сотруднику, а перед началом обыска заявить ходатайство о видеофиксации и при необходимости вести съёмку самостоятельно, так как это не запрещено законом", — продолжает Са­марина.

Перед началом обыска у визитёров также стоит попросить документы. "Нужно проверить полномочия следователя, прокурора, получить копию определения суда и ознакомиться с ним, убедившись, что все данные, указанные в нём, соответствуют действительности (адрес, владелец помещения, срок действия и данные о лице, которому разрешено проводить обыск)", — говорит адвокат АО Spenser&Kauffmann Тамила Алексик. Если этих документов нет или указанные в них имена не соответствуют действительности, нужно сразу звонить в полицию. Также на "102" стоит звонить, если визитёры применяют физическую силу или портят имущество.

После боя

После обыска силовики обычно не уходят из офиса с пустыми руками. С собой они забирают технику, документы и зачастую личные вещи сотрудников. Старший партнёр адвокатской компании "Кравец и Партнёры" Ростислав Кравец рекомендует в определении, с которым явились силовики, внимательно прочитать, что именно хотят отыскать и изъять "гости", и в случае выемки предметов, не указанных в постановлении суда, указать это в протоколе выемки. По завершении обыска силовики обязательно должны оставить копию определения следственного судьи, на основании которого и проводился обыск, а также протокол обыска и протокол изъятия. Перед подписанием протокола Денис Овчаров рекомендует вписать в него все нарушения, которые были допущены во время проведения обыска. Подписание протокола без замечаний, дабы не злить следователя, вряд ли чем-то поможет.

После визита силовиков предприятию совместно с адвокатом нужно незамедлительно продумать линию защиты. "Главное — не давать повода подумать, что вы "готовы решить вопрос", а такое предложение поступит", — говорит Дмитрий Гадомский из Axon Partners. Также он рекомендует подать заявление о возврате имущества, которое силовики изъяли с нарушениями, и готовиться к допросу, который может последовать за обыском.

В любом случае паниковать не стоит. Позиции силовиков не настолько сильны, как может показаться на первый взгляд. "Ни одно дело против IT-компаний, обыски в которых проходили в течение последних двух лет, не доведено до суда, а в результате обжалований изъятая техника полностью или частично возвращена владельцам", — говорит cоветник АО Spenser&Kauffmann Татьяна Харебава. Вместе с тем собеседница Фокуса отмечает, что ни одно должностное лицо правоохранительных органов так и не привлекли к ответственности за превышение служебных полномочий в связи с этими делами. "Пока на законодательном уровне не предусмотрят баланс интересов обеих сторон и не введут уголовную ответственность для следователей и прокуроров за их умышленные ошибки, они будут продолжать безнаказанно пользоваться своими полномочиями, прикрываясь борьбой с терроризмом", — заключает Елена Талалай.

Одним словом, ситуация с нынешней волной обысков неоднозначна. Бесспорно, воюющее государство обязано заботиться об информационной безопасности и реагировать на сотрудничество украинского бизнеса с российскими компаниями, которое может повлечь угрозу для страны. Но можно привести и факты, говорящие о том, что в ряде случаев правоохранители используют предлог борьбы с российской угрозой для не самых благовидных целей.
Посилання на джерело:  https://focus.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: