antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Комбаты на заработках. Как формируются и за что сражаются частные армии в Украине

20/09/17
Комбаты на заработках. Как формируются и за что сражаются частные армии в Украине
Переглядів  116     

Одной из визитных карточек нового времени стали добровольческие батальоны, сформированные для участия в Антитеррористической операции на Донбассе. 

Однако, постоянная ротация состава участников батальонов, многочисленные скандалы, а также эпопея с переподчинением "добробатов" регулярным подразделениям привели к тому, что многие ветераны покинули передовую. И далеко не все из них сумели найти себя в мирной жизни.

Высвободившиеся таланты и умения вчерашних бойцов линии фронта ожидаемо используют как политики, так и криминалитет. Фактически в Украине зародился новый феномен - частные армии, члены которых активно используются в ходе глобального передела собственности и рейдерских захватов. 

Сегодня группы ветеранов АТО, объединненые в различные общественные объединения и охранные агентства (по сути - "частные армии") под покровительством нардепов и силовиков, переходят на новый уровень своей деятельности.

В фокусе их внимания - крупные застройщики и аграрные предприниматели. 

От добробатов к частным армиям

Еще три года назад силовики зафиксировали тренд - отдельные добровольческие батальоны после участия в АТО переформатировались в новый вид объединений. Покинув зону боевых действий они начали использоваться для решения бизнес-вопросов и сведения политических счетов. 

"У нас президент и депутаты зарабатывают на криминале, почему ребята, вернувшиеся из АТО не могут делать этого? Тем более, что многие из тех, кто шли защищать страну в те же добробаты, выходцы из мира криминала", - говорит "Стране" лидер партии "Братство" Дмитрий Корчинский.

Он считает, что разговоры о тотальном переходе АТОшников в сферу бизнес-разборок, являются преувеличением. Слишком дорого содержать штат из вчерашних солдат, на это готовы единицы заказчиков. А вот для ситуативных подработок и "качелей" ветераны могут собраться.

Цена вопроса зависит от региона проведения акци - в Одессе за день боец на акции может заработать до 2 тыс. грн., а в Кременчуге - не больше 400.

Товарищ Корчинского - экс-советник главы МВД Илья Кива говорит, что государство в силу ряда причин, в большинстве случаев, не смогло предоставить АТОшникам достойной альтернативы подобного рода занятиям.

"У меня служил Стас Ельчищев, который проходит по делу о перестрелке в Днепре. Это был отличный солдат, боевая машина. Но в определенный момент его подобрали люди из мира криминала", - сетует Кива.

По его словам, в современных условиях Украины криминалитет стал более кровожадным, и для удовлетворения его аппетитов ему понадобились люди с боевым опытом.

"У нас появляется масса общественных организаций из числа людей, которые умеют защищаться, нападать и убивать", - отмечает бывший советник Авакова.

Он говорит о своего рода "моде на АТОшников", которых подбирают для своих нужд политики, бизнесмены и даже силовые структуры. Дескать, каждый уважающий себя застройщик помогает одной из группировок просто потому, чтобы к нему не нагрянула подосланная оппонентами другая "массовка".

В целом, собеседники "Страны" констатируют - вчерашние солдаты пришлись к месту в период "махновщины" - повсеместных попыток глобального передела "лакомых" активов. Начавшись в Киеве, этот процесс давно перекинулся на регионы - наиболее активно это проявляется в Донецкой, Днепропетровской и Одесской областях.

Уже стала привычной картина, как с помощью личностей в камуфляже с шевронами военизированных формирований и разного рода активистов меняются собственники объектов недвижимости и предприятий.

30 тысяч участников рынка

Чаще всего они формализуются в некие общественные организации "патриотической" направленности или же в частные охранные фирмы. 

Масштаб участников новых структур впечатляет - по данным наших источников в силовых структурах в этом "бизнесе" находится до 30 тысяч бойцов, которых могут "по заказу" поднять в ружье.

"По сути - это военизированные формирования, прикрывающиеся "ксивами" правоохранителей и статусами участников АТО с "крышей" народных депутатов и высокопоставленных чиновников", - говорит сотрудник МВД.

Он выделяет следующие объединения:

- ведомый нардепами-радикалами Дмитрием Линько и Игорем Мосийчуком батальон "Святая Мария", на счету которой захват нотариальной конторы по улице Льва Толстого в Киеве, перестрелка на спиртзаводе в Крюковщине и попытка смены собственника ТД "Дарница" на Харьковском проспекте столицы. Дмитрий Корчинский (ранее также имевший отношение к "Святой Марии") характеризует соратников Олега Ляшко как "мелкотравчатый люд", который готов пойти "на дело" при готовности заказчика уплатить им относительно незначительные суммы. От 100 тысяч гривен.

- курируемый "фронтовиком" Юрием Березой батальон "Днепр-1", бойцов которого обвиняли в рейдерском захвате угольной компании "Краснолиманская" в Донецкой области и Братского маслопрессового завода на Николаевщине;

- патронируемые нардепом Евгением Дейдеем (считается близким к Авакову) различные военнизированные общественные объединения. Все тот же Корчинский утверждает, что как таковой группировки у Дейдея нет, и как и радикалы, он набирает людей при наличии у него "заказов". "Дейдей работает на предъявах", - характеризует профиль деятельности "фронтовика" лидер "Братства". Отметим, что о военнизированных группировках Дейдея писал Павел Шеремет в своем последнем блоге перед гибелью.

- "Азов" и имеющие к нему отношение сеть охранных агентств, функционирующих вполне легально. "Азов", так же считают близким к Авакову подразделениям, но по данным наших источников в радикальных кругах, в последнее время руководство "Азова" ведет себя во многих отношениях вполне самостоятельно, решая вопросы по безопасности для различного рода структур.

- "Донбасс" и охранные агентства, связанные с Семеном Семенченко. Считаются наиболее нелояльной к властям военнизированной группой. За что на нардепа регулярно "наезжают" люди того же Авакова (Кива как то даже угрожл Семенченко пристрелить в прямом эфире). Семен в последнее время позиционирует себя как главную автономную от властей "силовую структуру" страны, которая может решать вопросы, даже если это не нравится правительству. Его работу на практике вся Украина могла видеть на примере блокады Донбасса или же участия в прорыве Саакашвили через границу. Именно бойцы "Донбасса" охраняли Михо, когда он прибыл во Львов.

Вчерашних АТОшников подбирают по знакомству

Участник АТО в составе батальона "Айдар" с позывным "Крутой", который отправился на фронт вскоре после событий на Майдане, вернулся из зоны боевых действий два года назад. На гражданке 45-летний мужчина работы найти не смог, и откликнулся на предложение бывших сослуживцев подзаработать.

Так львовянин "Крутой" оказался вместе с бывшими побратимами в рядах одной из общественных организаций. А по сути - маленькой "частной армии".

"Мы защищаем частную собственность от рейдеров, которые действуют по всей стране, – утверждает он. - Были в Лисичанске (во время блокады), Бахмуте, Бережанке, Полтаве, Сумах, во Львове".

Предприятия и объекты, где "отметились" АТОшники, "Крутой" не называет. Из тех историй, что на слуху, признает лишь участие в аграрной схватке на Кировоградщине в конце июня.

В полевых условиях "бойцы по вызову" живут в палатках, деньги на дорогу и еду им компенсируют по прибытию на конкретное место "работы". Помимо этого довольствия, выдают обмундирование и бронежилеты. Физическую форму поддерживают на тренировочных базах, параллельно - занимаются вопросами вооружения бойцов.

"В Киеве есть помещение, в Сумах были летом просто в лесу. Разбили палатки, начали тренироваться. В общей сложности около 80 человек, - говорит "Крутой". - Зарегистрировали наше движение как охранную фирму, теперь делают нам удостоверение охранников – консультантов. Под эти удостоверения оформляют разрешение на боевое оружие. Половина ребят уже получили стволы".

Бюджет армии позволяет держать опытных бойцов на фиксированной ставке в 8 тысяч гривен. Плюс к этому возможны доплаты.

"Если есть выезды - то от 10 тысяч гривен и выше. Выезд может быть один в месяц, а может быть и с десяток. Нам говорят в последний момент, что бы информация не выходила. Люди собираются по звонку, всех бойцов командир не знает. Но все добровольцы из АТО, других не берут", - рассказывает АТОшник.

По словам "Крутого", начальство не терпит критики. Якобы один из бойцов структуры поссорился с руководством и написал негативный отзыв в соцсети. Расплата за это последовала незамедлительно.

"Пришли в хату, вытащили во двор и сильно избили. Кто, бил не знаю. Но человек до сих пор лечится. Хотя прошло полгода", - говорит боец.

И добавляет, что по рядам добровольцев курсируют слухи - нынешней осенью в Киеве могут начаться волнения. Если это будет призыв на новый Майдан, "Крутой" намеревается участвовать и в нем.

"Эта власть порядок в стране так и не навела. Иначе бы нам не приходилось предпринимателей от рейдеров и титушек (они, кстати под ментовской крышей теперь) защищать. А людей положила много", - резюмирует он.

Конкуренция на полях

Наиболее ярко деятельность "частных армий" видна в аграрной сфере, которая в последнее время быстро криминализируется. Битва за собранный урожай и рейдерские захваты земли и хозяйств идут повсеместно.

Естественно, есть спрос на тех кто будет захватывать и спрос на тех, кто будет защищать.

Самой известной бойней "частных армий" на полях стало противостояние двух военнизированных групп в селе Бережинка Кировоградской области 27 июня текущего года. Тогда в битве за урожай схлестнулись силы так называемого "внутреннего корпусом Донбасс", контролируемого нардепом Семенченко и частное охранное агентство "Борисфен", которое якобы непосредственно курируется "фронтовиком" Березой и состоит из экс-бойцов "Днепра-1".

"Рейдерство в аграрной сфере – это очень прибыльная фишка последних лет. Отжимом урожая занимаются все кому не лень. Это одна из немногих украинской экономики, пока еще приносящая реальные деньги. Например, урожай фуражной пшеницы с одного гектара – около пяти тонн зерна. Тонна стоит от 120 до 130 долларов. Соответственно, пять тонн принесут от 600 до 780 долларов", - говорит руководитель одной из общественных организаций Киевской области Владимир Н.

По его словам, стандартный "пакет" силовой поддержки при этом составляет от тридцати до ста бойцов – активистов или бывших АТОшников. Каждому в сутки выплачивается от 200 до 300 гривен. "Если учесть то, что, например, в Бережинке конфликт возник вокруг 2 тысяч гектаров засеянных пшеницей, то затраты на "крышу" составляют гроши по сравнению с прибылью" - рассказал Владимир.

Собеседник "Страны" в силовых структурах говорит, что чаще всего мишенью захватчиков становятся аграрные предприятия, которые обрабатывают от 1 до 3 тысяч гектар. И ситуация имеет тенденцию к росту.

Если в 2016 году о рейдерстве официально заявили до полусотни мелких фермеров, то в нынешнем году таких случаев свыше 500. Причем о проблемах заявляют все более крупные хозяйства.

"Лидер — Кировоград. Вторая — Херсонщина, третья — Винницкая область. Четвертая — Днепропетровщина. Это то, что нам известно. Мы оцениваем, что их на самом деле гораздо больше", - утверждает президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины Иван Томич.

Правоохранители на правах анонимности констатируют - в большинстве случаев на захватах используются бойцы известных добровольческих батальонов с огнестрельным оружием. Немного реже - разного рода "антикоррупционеры" и "общественники", которые работают самостоятельно.

"Бойцы не говорят долго, сразу работают. Могут собрать урожай, прямо на поле расставляют автоматчиков и все... Самые наглые даже вывозят технику и продают ее", - говорит наш собеседник.

Как работают аграрные рейдеры. "Развод"

По сведениям киевского общественника Владимира, схем отжима существует несколько. Наиболее старая и ранее обкатанная, например, на объектах застройки в Киеве - это сговор двух различных структур, якобы не связанных между собой.

Первые осуществляют наезд, а затем вторые предлагают свои услуги по защите. В итоге куш срывают обе и по-тихому уходят. Главное в этом случае – нейтралитет правоохранительных органов. Подлог документов в таких историях не используется.

"Например, пайщикам (владельцам земли), некие рейдеры предлагают чуть больше, чем арендаторы этих паев – на двадцать – тридцать долларов больше за тонну урожая. Крестьяне дают согласие, и комбайны рейдеров под охраной частных агентств собирают урожай. Если арендаторы не дураки, то они тоже вызывают какое-либо частное охранное агентство или активистов. В итоге все решается в пользу того, у кого больше силы. Полиция в такие дела, как правило, не влазит, так как у рейдеров договорившихся с крестьянами, есть поддержка местных, а у арендаторов – крупных аграрных хозяйств, в свою очередь есть документы на аренду", - отмечает Владимир.

Конкретный пример этой методики "отжима", описанной нашим собеседником, "Стране" подтвердили читатели из Одесской области. Здесь попытка рейдерского захвата урожая произошла в нынешнем году в селе Романовка Ананьевского района.

На землях, обрабатываемых ЧСП "Аист-1", нарисовались представители одной из "патриотических" структур, которые заблокировали работу уборочной техники прямо на поле. Активисты предлагали людям уйти от "Аиста-1" и обещали платить больше за паи.

Чтобы разрулить ситуацию на фоне невмешательства в конфликт сотрудников правоохранитеьных органов фермерам пришлось нанимать другую "патриотическую организацию". После их вмешательства захватчики "снялись" с объекта.

Махинаторы с реестрами

Вторая схема захватов урожая – так называемая "двойная регистрация". Когда рейдеры при помощи махинаций с реестром переоформляют землю на себя.

"То есть, фермер мог засеять землю, и ожидать урожая и тут на поле приезжают новые владельцы с документами и собирают урожай. Земля то, по документам – их! И никого не волнует, кто сеял, кто ухаживал за будущим урожаем", - рассказывает Владимир.

Вариацией этой уловки мошенников является использование рейдерами специальной Комиссии Минюста по рассмотрению жалоб в сфере государственной регистрации. В украинских реалиях вышло так, что этот новосозданный орган по борьбе с недружественными захватчиками предприятий зачастую подыгрывает им же. 

Как правило, об этом факте "прежние собственники" узнают в момент визита к ним "патриотически настроенных" групп граждан. Само хозяйство ставят при этом на счетчик, требуя отступные. В противном случае могут уничтожить посевы или самостоятельно собрать и вывезти урожай.

"Гайдамаки" против рейдеров

По словам Владимира, в схемах отжима урожая "крутится" огромное количество людей. Мелкие структуры занимаются демпингом.

"Если речь идет о спорных 200 гектарах, то я даже не встану с дивана. Тем не менее, есть люди – возглавляющие "патриотические" организации, которые за $3–5 тысяч готовы вписаться в такие мизерные дела. Привозят десяток – другой титушек, ночью по беспределу собирают урожай. Все это обставляется так, что "патриоты" защищают крестьян или обиженных арендаторов – фермеров. На самом деле, работают на стороне тех, кто больше заплатит," - описывает схему работы Владимир.

Кстати, по мнению активиста, большинство частных "урожайных" армий контролируют известные люди из числа политиков и чиновников.

Например, тот же "Борисфен" Березы, по мнению Владимира Н., в конечном итоге якобы завязан на руководство фракции "Народный фронт". И именно эта структура пытается занять ключевую нишу на данном рынке. По информации другого собеседника "Страны", аналогичные с историй в Бережинке, захваты "борисфеновцев" были успешно осуществлены в Черновицкой и Кировоградской областях.

Из числа оппонентов, рискнувших бросить вызов Березе, все тот же Семен Семенченко и его "Донбасс". Он получает "заказы" на битвы за урожай от местных "авторитетных людей".

Четверо из опрошенных "Страной" аграрных предпринимателей заявили, что урожайные войны уже привели к необходимости закладывания новой графы расходов для ведения хозяйства. Только в разгар недавней страды они получили "офферы" от правоохранителей, экс-добробатовцев и охранных фирм с предложениями по "обеспечению безопасности".

Как минимум двое из селян откликнулись на них, не решившись рисковать урожаем.

Другие же готовятся к созданию на базе не связанных с властями добробатовцев своего рода фермерского батальона под условным названием "Гайдамаки", призванного отражать атаки рейдеров.

Посилання на джерело:  https://strana.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: