antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Фастівський завод ФАЗОР окупований, це класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства?
Працівники заводу обурені й вважають, що це — класичне рейдерське захоплення успішного прибуткового підприємства. Адже перевірка, ревізія чи навіть обшук не проводять десятки озброєних людей, з наручниками й закритими обличчями.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Друг мой, рейдер мой

19/01/07

Эпидемия рейдерства как крайняя форма недружественного поглощения предприятий, охватившая Украину, как это часто бывает, породила больше мифов и разговоров о ней, чем анализа реальной ситуации.

Оценивая корни и причины появления рейдерства в Украине, часто сосредотачиваются лишь на внешних проявлениях современного экономического пиратства: людях в камуфляжах, штурмующих заводские проходные, заявлениях конфликтующих сторон, которые потрясают перед телекамерами решениями судов, свидетельствующими об их правоте. Причем у каждой стороны - решение своего суда, ставшего на защиту ее законных интересов. Так, по центральному рынку «Озерный» в Днепропетровске, по словам Игоря Туника, управляющего партнера инвестиционно-консалтинговой группы компании BPT GROUP, специализирующейся на противодействии рейдерским захватам, четыре разных суда вынесли четыре разных решения и назначили четырех разных директоров.

Противоречивые решения судебной ветви власти, на первый взгляд, представляются камнем преткновения в выяснении отношений собственников, каждый из которых хочет назначить свою команду управленцев, а значит - фактически контролировать предприятие. И плавно уводят разбор полетов в дебри хозяйственного права и еще более туманные перспективы судебной реформы.

Но только юристы пострадавшим от подкрепленной судебными решениями кражи имущества их предприятий, как показывает практика, здесь вряд ли помогут. Более того, тот, кто хоть раз сталкивался с украинским правосудием, понимает, что оно отнюдь не заинтересовано вершить суд скорый и правый. А наоборот, таскает дела по кругу, из инстанции в инстанцию, выкачивая все больше и больше денег с истцов и ответчиков. Поэтому зададим ряд простых вопросов и попробуем ответить на них.

Вопрос первый. Почему рейдерство возникло в Украине только сейчас? Почему его не было у нас раньше? И почему рейдерские атаки в Украине так похожи на рейдерские атаки в России?

Потому что раньше государственные предприятия приватизировались (это то же самое, что и захватывались) по-другому. Власть сама назначала их собственников. Достаточно вспомнить приватизационные конкурсы с одним участником. Или якобы честные тендеры, условия которых та же власть выписывала так, чтоб им соответствовало только одно предприятие. Скажите мне, ну зачем вам разлагать предприятия изнутри, с помощью всяческих ухищрений незаметно опутывать его цепочкой долгов, если вы можете в более спокойной обстановке договориться обо всем в министерстве, правительстве, облгосадминистрации или Администрации Президента? Сейчас ситуация изменилась. Приватизированные предприятия, куда зашли частные инвестиции, существенно вздорожали. И так просто их вам никто не отдаст. Министерство промышленной политики, бывшее когда-то административным монстром, командовавшим всем и вся, сегодня в основном собирает статистические данные об украинских заводах и упрашивает их руководителей посетить какое-нибудь очередное совещание. В отличие от чиновников, новым собственникам приходится расставаться уже не с государственным имуществом, а со своим. Так что без традиционной драки тут не обойтись. Но часто толкотня у стен завода - это лишь своеобразная дымовая завеса, скрывающая суть происходящего.

Вопрос второй. Почему захват предприятий становится неожиданностью для их владельцев?

Как правило, вооруженный захват предприятия, судебные решения, позволяющие вместе с судебным исполнителем проникнуть на территорию, сменить членов правления и порулить облюбованным заводом - это лишь внешние и не самые главные проявления давно спланированной и ведущейся рейдерской атаки. Это ее завершающий этап. А начата она может быть несколько лет назад, о чем ее владельцы даже не подозревали. План по захвату предприятия составляют долго и тщательно, используя методы работы, а зачастую - отставных и действующих специалистов из спецслужб. Они находят уязвимые места на фирме, изучают психологические портреты ее руководителей и владельцев, чтобы спрогнозировать их реакцию на те или иные раздражители. Внедряют на предприятие или вербуют на нем своих агентов, которые поставляют им информацию, оттесняют от управления часть владельцев и лояльных им управленцев, начинают контролировать финансовые и товарные потоки. Финансовый захват осуществляется последовательно, тихо и скрытно, и, надо отдать должное, мастерски создается ситуация, когда несговорчивый владелец узнает, что его бизнес ему уже не принадлежит ни фактически, ни юридически. Только тогда вступают в действие боевики, которые начинают штурм проходной. А те, кто нанимает и направляет их, уже прекрасно знают, что находится за стенами, как им можно распорядиться с выгодой для себя. В другом случае активы предприятия оказываются разобранными и поделенными между новыми владельцами, а сама когда-то очень прибыльная фирма по уши в долгах банку, о которых ее собственник, как оказалось, ничего не знал. Так, например, компания «Агроэкспорт» из Николаева была оценена авторитетнейшей фирмой «Делойт и Туш» в $75 млн., но создавший ее владелец даже не знал, что она уже заложена топ-менеджментом одному из банков и, по сути, собственнику уже не принадлежит.

«Захватом обычно называют судебное решение по поводу какого-то пакета акций. А именно - блокирование пакета акций, принятие решений на акционерных собраниях и т. д. При этом упускают из виду, что существует масса способов захвата предприятия, не связанных с акционерным капиталом вообще», - говорит управляющий партнер BPT Group Вадим Поляков.

«Эффективная защита предприятия от рейдерского захвата - внутри самого предприятия. Если разработать и соблюдать определенные правила, то рейдерские захваты будут просто экономически нецелесообразны», - убежден другой управляющий партнер BPT Group Игорь Туник.

Вопрос третий. Как и у кого возникает идея о захвате предприятия?

Как правило, эти планы вынашивают его владельцы, которые не сумели договориться между собой. Один считает, что развиваться надо так, другой - эдак. Один говорит, что надо больше прав отдать топ-менеджерам, другой предпочитает рулить сам, полагая, что лучше владельца побеспокоиться о предприятии не сможет никто. Рейдерским атакам подвергаются, как правило, успешные и благополучные фирмы, руководители которых не без оснований считают себя семи пядей во лбу. И очень часто не умеют слышать партнера и договариваться друг с другом. Иногда рейдеры сами подыскивают уязвимые для атак фирмы и предлагают их захват потенциальным владельцам. Или присваивают их сами.

Вопрос четвертый. Как правильно противодействовать захвату своего предприятия?

Как и в случае с болезнью, когда профилактика действенней любого самого хорошего лечения, надо не создавать условий для ее возникновения. Для этого, как только вы почувствовали, что представляете интерес для конкурентов, а в коллективе нарастают противоречия (то ли между владельцами, то ли между топ-менеджментом и т. д.) и это может привести к появлению в компании «троянского коня», необходимо обратиться к специалистам, которые знают, как можно эффективно противодействовать захвату предприятия.

«Еще лучше сразу же договориться с партнерами о том, как в случае разногласий вы будете делить бизнес, - считает управляющий партнер BPT Group Игорь Туник. - Ведь в ситуации, когда один из партнеров решает выйти из игры и продать бизнес, сделать это бывает технически очень сложно. Деньги находятся в обороте и вынуть их оттуда другие партнеры просто не в состоянии.

По мнению специалистов, эффективная защита предприятия лежит исключительно внутри самого предприятия. И эта опасность может быть преодолена только построением эффективных превентивных мер защиты бизнеса комплексного характера. Только после проведения такой работы страховые компании готовы застраховать ваш бизнес от захвата.

От себя добавим, что не поделившие успех партнеры очень часто спорят, во сколько оценить бренд фирмы. И личный вклад отдельного совладельца. Понятно, что каждый считает себя таким, на котором все держится. Вот так. Начиная совместный бизнес, когда все еще хорошо, вы должны очень четко представлять, как вы сможете выйти из него с наименьшими потерями в ситуации, когда ваши партнеры давно уже действуют против вас. А еще лучше - с наибольшей прибылью.


newsukraine.com.ua
Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: