antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


История борьбы за Проминвестбанк в лицах

06/08/08
Десятки судебных тяжб, протесты акционеров по всей стране, митинги возле Генпрокуратуры, палатки под Нацбанком – именно такая обстановка нынче сложилась вокруг Проминвестбанка.

Который год собственники акций ПИБа не могут найти общий язык с руководством – они обвиняют менеджмент в многочисленных нарушениях. В частности – в регулярном недопуске части акционеров на общие собрания, невыдаче им сертификатов акций, самовольной передаче имущества ПИБа на баланс банка Национальный кредит.

Но своего нынешнего пика противостояние управленцев и собственников ПИБа достигло благодаря попытке руководства учреждения увеличить уставный фонд более чем в три раза. Акционеры считают, что таким способом менеджмент пытается размыть их доли, обесценить их акции и обрести полный контроль над одним из крупнейших банков страны.

Журналисты проекта «Резонанс» попытались разобраться, что же на самом деле происходит внутри ПИБа. Результатом их расследования стала программа под названием «Бунт на корабле», иллюстрирующая историю борьбы за Проминвестбанк конкретными лицами и их версиями событий.

Мы перевели программу на русский язык и публикуем ее текстовый вариант, который содержит множество новых фактов об истории конфликта акционеров и менеджеров Проминвестбанка.

«Бунт на корабле»                                                                                                                   30.07.2007

Ведущий в студии: «На одном из наибольших кораблей украинской банковской системы – настоящий бунт. Конфликт, вызревающий годами, взорвался многочисленными протестами акционеров по всей стране. Люди заявляют о массовых нарушениях их прав и требуют вмешательства высших контролирующих органов. Вы смотрите проект журналистских расследований «Резонанс», в студии Наталья Власова, и сегодня – о причинах и последствиях банковского скандала по-украински».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Он для нас просто родной этот Проминвестбанк. У истоков стояли акционерного общества».

Елена Забияка, бывший акционер: «Все отдано работе в банке…»

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Мы работали даже другой раз до 11-12 часов ночи».

Елена Забияка, бывший акционер: «Работа была на первом месте, даже главнее семьи и детей».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Работа в банке была очень напряженная, но очень нами любимая».

Анна Тепляшина, акционер: «Сначала с нас собрали деньги, а теперь с нами не то что не считаются, нас вообще за людей не считают».

Николай Бибик, акционер: «Они обманывают и уже давно… акционеров целенаправленно выживали из банка».

Александр Шостак, акционер: «Я сейчас уже перенес инфаркт, на инвалидности после того, как все это началось».

Анна Тепляшина, акционер: «С ними банк начинает судиться о недостоверной информации о банке».

Александр Шостак, акционер: «Это судьба акционера, акционера, который пытается отстоять свои права».

Ведущий: «Это единственный в Украине банк, имеющий более 60 тысяч акционеров. Но, можно ли говорить о гармонии в отношениях между топ - менеджментом и собственниками ценных бумаг? Против Проминвестбанка подано более 50 исков в суд, сотни акционеров выходят на митинги, требуя внимания власти к их проблемам. Но так было не всегда…»

Владимир Матвиенко, председатель правления ЗАО «Проминвестбанк», газета «Обрий – ПИБ»: «...мы решили двинуться по пути народного капитализма. Пошли на те же фабрики и шахты и обратились к рабочим с предложением стать акционерами. Люди вкладывали в банк собственные деньги ... Тогда у банка появилось 285 тисячь акционеров. Таким образом, удалось спасти крупнейший в стране банк».

Ведущий: «В начале 90-х акционирование украинских отделений Агропромышленного и Промышленностроительного банков Союза позволило создать Проминвестбанк и банк Украина с сотнями тысяч акционеров. ПИБ пообещал собственникам ценных бумаг непосредственное участие в управлении банковским учреждением».

Николай Бибик, акционер: «Когда образовывалось закрытое акционерное общество, я понял, что это достаточно выгодное вложение капитала. Я вложил, в тот период, очень много денег. Их бы хватило, в тот период, на 3 «девятки».

Ведущий: «Николай Бибик не только поверил, но и стал наибольшим акционером Проминвестбанка в Луганской области. Однако, вскоре, он заметил, что покупать акции стало невыгодно, а из банковских документов начальник контрольно-ревизионного отдела узнал: за 3 месяца счет ПИБа «уменьшился» на 2 миллиарда гривен».

Николай Бибик, акционер: «Я, как крупный работающий акционер, хотел узнать, куда исчезла почти половина денег ПИБа, потому что, фактически, если я хозяин этого банка, как мне пытался при формировании учредительных документов, сказать Владимир Павлович Матвиенко, и говорил постоянно, что «Вы хозяева, вы хозяева…». Вот я, как хозяин, заявил это дело. Мне сказали: «Ты сиди и молчи».

Ведущий: «Акционер допускает, что эти деньги пошли на создание банка Национальный кредит, который возглавил сын Владимира Матвиенко».

Владимир Матвиенко, Председатель правления ЗАО «Проминвестбанк», газета «Обрий – ПИБ»: «Банк Национальный кредит был создан при участии Проминвестбанка и некоторых его акционеров. Мы передали ему около 20 наших местных отделений, которые показались нам не слишком эффективными».

Ведущий: «Николай Бибик и дальше не хотел молчать. Ему, как и другим акционерам, было не понятно, почему важные решения банка проходят мимо его внимания. Кроме того, он подсчитал, что акции стоят в 20 раз дороже номинальной стоимости, по которой банк покупал ценные бумаги у своих акционеров».

Николай Бибик, акционер: «Мне предложили из банка уволиться, потому, что в этот период я написал очень много бумаг в части того, что акции стоят больше и управляющие акционеры, обманывают акционеров, вынуждая их сдавать акции по номинальной стоимости, тогда как акции стоят намного больше».

Ведущий: «Николай Бибик одним из первых заподозрил, что прав акционеров не додерживаются. Собственные наблюдения он разослал электронной почтой во все отделения ПИБа. Вскоре, против Бибика возбудили уголовное дело за разглашение коммерческой тайны банка. Со временем, дело закрыли через отсутствие состава преступления».

Николай Бибик, акционер: «ПИБ во все банки Украины распространил порочащую меня информацию, в результате которой я уже не смог устроиться ни в один из банков Украины».

Ведущий: «Как ни пытался Николай Бибик попасть на общее собрание акционеров, чтобы поделится своими рассуждениями – его попросту не пустили. Он и не заметил, как оказался за бортом банковской системы».

Ведущий в студии: «Правда – за высоким забором. Некоторые собственники акций на протяжении многих лет безуспешно пытаются принять участие в общих собраниях акционеров Проминвестбанка. Это право гарантирует им Закон о хозяйственных обществах, да и сам Устав ПИБа. При этом количество ценных бумаг, которыми владеет акционер, не имеет значения. Однако закрытость банка иногда доходит до комического: на собрание акционеров охрана учреждения не пропускает даже представителей Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, а также – сотрудников милиции».

Ведущий: «Мелкие акционеры, которых называют миноритариями, возмущены тем, что банк зачастую проводит собрания в отдаленных местах, не приглашает, а иногда – даже не допускает к участию собственников акций».

Александр Шостак, акционер: «В объявлении написано, что с 9 часов – регистрация акционеров. Мы были по тому, адресу, там где написано «Автотранспортная», нас направили к этим закрытым воротам. Результат вот видите».

Ведущий: «Акционеры жалуются, что этот раз – уже не первый, когда они безуспешно пытаются попасть на общее собрание. Но, если 24 апреля охрана просто не пустила в зал миноритариев и представителей Госкомиссии по ценным бумагам, то теперь – через щель сообщают: никакой встречи здесь нет. Не пропустили на частную территорию и сотрудников правоохранительных органов».

Акционер, вылезший на забор: «А собрание здесь идет полным ходом!!!».

Инна Грибенко, начальник отдела защиты прав инвесторов Госкомисии, по телефону: «Никаких разграничений в правах и обязанностях мелких и крупных акционеров законодательство сейчас не устанавливает, абсолютно одинаковый объем прав у крупного акционера и у мелкого акционера».

Ведущий: «На этом собрании планировалось рассмотреть судьбоносное для банка решение об увеличении уставного фонда более чем в 3 раза. Накануне собрания собственники ценных бумаг высказали массовый протест против этого шага, который, по их мнению, размоет доли простых акционеров и обесценит акции».

Анна Тепляшина, акционер: «В объявлении написано, что при увеличении уставного фонда, акционеры убытков не понесут. Что б вам было понятно, если прибыль раньше выплачивалась, допустим, 100 гривен на 100 человек, то сейчас будут эти же 100 гривен выплачиваться на 300 человек».

Ведущий: «Анна Тепляшина стала одним из первых акционеров банка, однако, по ее мнению, не то что влиять, а даже узнать о ситуации в учреждении она не может, поскольку напрасно пытается попасть на собрания акционеров уже на протяжении 3 лет».

Анна Тепляшина, акционер: «Я акционер, который покупал первую эмиссию акций, после этого я даже не знаю, сколько было эмиссий, 10-15? И узнать это практически не реально».

Ведущий: «Как и Николай Бибик, Александр Шостак открыто говорит о том, что тревожит акционеров. Ему уже на протяжении 8 лет не удается встретиться с руководством банка. Против мужчины возбудили уголовное дело за нанесение банку морального вреда. Судебная тяжба обернулась для Александра инвалидностью».

Александр Шостак, акционер: «Я направляю письма, но, как говориться, собака лает – караван идет, письма остаются без внимания».

Ведущий: «В своих судебных исках акционеры просят признать договора купли-продажи акций недействительными, поскольку им не сообщили о возможности продать ценные бумаги по более дорогой цене, и не самому банку, а другим акционерам. Кроме того, люди давно жалуются, что не имеют сертификатов акций, без которых не могут ни продать, ни подарить, ни передать их по наследству».

Игорь Перегонцев, юрист: «Они получают или молчание в ответ, или же ответ, что данные документы не изготовлены, или будут изготовлены позже. Большая масса нарушений, при которых ПИБ, его руководство, фактически приобрело право на сосредоточение в своих руках контрольного пакета акций. Более 70 %».

Ведущий: «Юристы обращают внимание на еще одно пренебрежение правами миноритариев. Договора осуществлялись без согласия мужа или жены собственника акций, что также является существенным нарушением Закона».

Игорь Перегонцев, юрист: «Ни один из доверителей, который к нам обратился, не сказал, что он давал согласия или его супруга на продажу пакета акций. Это массовое нарушение».

Ведущий: «Когда стало ухудшаться здоровье, Семен Петрович вспомнил о акциях жены – и с удивлением узнал, что они проданы еще несколько лет назад».

Семен Гехман: «Ну, теперь я узнаю, что ее заставили продать акции, а как только она акции продала, ее через месяц-два уволили».

Ведущий: «Елена Александровна пришла работать в банк еще студенткой и отдала ему 34 года жизни. Она не только покупала ценные бумаги сама, но и помогала акционировать клиентов банка. Сегодня женщина считает своей обязанностью рассказать, что решение продавать акции по номинальной стоимостью принималось сотрудниками банка под давлением руководства».

Елена Забияка, бывший акционер: «Не только мои права, а многих сотрудников банк нарушил. Те люди, которые увольнялись… ставился ультиматум – пока человек не продаст акции его не увольняли с работы…

Пенсионеры… тоже намекали, что пора уже сдавать акции, а потом увольняли пенсионеров в первую очередь».

Игорь Перегонцев, юрист: «Все отчеты характеризуют банк с положительной стороны. Но столько моментов, которые вскрывают недостатки и существенные нарушения Закона, свидетельствуют о том, что то ли же такое лоббирование интересов банка присутствует на государственном уровне, что невозможно пробиться через вот это вот ширму».

Ведущий: «После десятка попыток получить комментарий банка о причинах конфликта – Резонансу было отказано. Однако у руководства ПИБа остается возможность высказать в программе собственную точку зрения».

Глава пресслужбы ПИБа, по телефону: «Я перед обедом общалась с шефом, он не будет комментировать. Почему? Он сказал, что не хочет, он не вдавался в подробности».

Ведущий: «По словам многих вкладчиков, Проминвестбанк подтверждает репутацию одного из наиболее закрытых банков Украины. За года деятельности, количество его акционеров, по официальной информации, сократилось более чем на 200 тысяч. Нынешние собственники акций пытаются отстоять свои права и первая победа у них уже есть: Хозяйственный суд Киева запретил Государственной комиссии по ценным бумагам регистрировать дополнительную эмиссию Проминвестбанка. Кроме того, миноритарии передали Генеральной прокуратуре документы, подтверждающие нарушения их прав топ-менеджментом банка».

Ведущий в студии: «Потеряли акции, но не потеряли надежды – некоторые акционеры ведут с банком судебные баталии более 10 лет и не собираются опускать рук. Поиски справедливости привели жительницу Новой Каховки даже в Европейский суд по правам человека. Бывшая сотрудница банка верит, что сможет не только вернуть потерянные ценные бумаги, а что ее опыт добавит смелости другим акционерам должным образом отстаивать свои права».

Ведущий: «Тамара Борисовна стояла у истоков создания Проминвестбанка и очень гордилась его успехами. Впервые ее беззаботность пошатнуло сообщение, которое пришло по электронной почте от Луганского акционера».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Электронные сообщения, которые сбрасывали нам, они как бы – настораживали – мы теряли доверие». Ведущий: «Однако соглашаться на продажу акций по номиналу женщина не собиралась. В этом ее поддерживали и другие сотрудники банка».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «В таком случае, банк начал применять такие кардинальные меры. Подсматривали, подслушивали, нас подставляли, у нас срывали пломбы, у нас воровали кредитные дела. Я, будучи начальником кредитного отдела, очень переживала за судьбу этого всего…некоторые уволились не выдержав всей этой обстановки».

Ведущий: «Когда же Тамара Борисовна решила продать акции третьему лицу – против нее, по обычной схеме, начали открывать уголовные дела».

Женщина уверена: все делается для того, чтобы наложить арест на акции и не допустить их передачу в чужые руки.

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «А преследовали они ту цель, чтобы вынудить меня сдать эти акции: арестовывали, блокировали и пресекали эту сделку купли-продажи».

Ведущий: «Хотя все уголовные дела против жительницы Новой Каховки также со временем были закрыты – возобновить свои права как акционера банка ей так и не удалось. Почти две тысячи акций Стародубцевой были проданы Государственной исполнительной службой еще в 2002 эмитенту – Проминвестбанку. ПИБ, в свою очередь, передав их во владение третьему лицу. Тамара Стародубцева не только не присутствовала во время заключения договора, но и узнала о нем только через год».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Это была незаконная сделка, потому что, эмитент, который покупал мои акции без решения общего собрания учредителей о том, чтобы покупать акции собственной эмиссии.

Это самое главное нарушение. Второе нарушение – это то, что этот торговец, зная их истинную стоимость, назвал стоимость 18 тысяч 230 – «мошенничество» в полной мере».

Ведущий: «Сегодня Тамаре Борисовне предлагают забрать из депозитного счета исполнительной службы номинальную стоимость акций – 18 тысяч гривен, и делу конец. Но женщина не собирается так просто сдаваться, ведь она подсчитала, что ее ценные бумаги стоят как минимум 3 миллиона гривен. С требованием восстановить ее права она обратилась в Европейский суд по правам человека».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Я требую компенсации невозвращенных инвестиций – у меня их насильно, просто воровски украли, тайно от меня, переводя с меня на ПИБ, на эмитента, а потом на заказчика».

Ведущий: «По словам Тамары Стародубцевой, ее постигла участь многих акционеров этого банка: она потеряла акции и ваучеры, были нарушены права ее мужа, как совладельца ценных бумаг, а также женщину несколько раз не пускали на собрания акционеров».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Скрывали от людей истинное положение дел. В 1998 году оказывается, была дополнительная эмиссия, о которой нам вообще не сообщили, ... значит, было, что скрывать».

Ведущий: «Проминвестбанк входит в шестерку наибольших банков Украины, и, по мнению экспертов, публичный скандал негативно повлияет не только на его репутацию, но и на доверие инвесторов к отечественным банкам в целом».

Анастасия Назаренко, специалист по работе с ценными бумагами: «Любой негативный новостной поток который исходит, уменьшает оценку компании на рынке и уменьшает доверие среди инвесторов, что в целом негативно как краткосрочном так и в долгосрочном горизонте для самой компании и ее собственников».

Анатолий Баронин, директор аналитической группы: «Ни один зарубежный банк не пойдет на такие шаги для изменения долей участия акционеров, подрывая собственную репутацию».

Ведущий: «Эксперты убеждены: именно несовершенное законодательство позволяет создавать непрозрачные схемы, которые не позволяют простым акционерам покупать и продавать акции по рыночной цене. Сегодня миноритарии остаются наиболее незащищенной категорией вкладчиков».

Анатолий Баронин, директор аналитической группы: «В начале и середине 90-х годов происходила масштабная приватизация и, в том числе, огромное количество трудовых коллективов становилось акционерами, которые в результате дальнейшего размытия долей в предприятиях оказывались не только миноритарными акционерами, но и утрачивали возможность получения дивидендов. Именно поэтому, на мой взгляд, необходимо принятие изменений в Законодательство депутатским корпусом депутатским корпусом, среди которого не наблюдается особого интереса к подобным изменениям».

Ведущий в студии: «Лихорадка одного из наибольших флагманов украинской банковской системы поневоле навеивает воспоминания о печально известном банке Украина. В основании его банкротства тоже лежал конфликт между акционерами и руководством. Сегодня собственники ценных бумаг пытаются доказать, что последние события в Проминвестбанке – не внутренний конфликт, а проблема всего финансового и законодательного секторов Украины. И именно от ее решения зависит судьба не одного, двух – а десятков тысяч простых украинцев».

Владимир Матвиенко, председатель правления ЗАО «Проминвестбанк», газета «Обрий - ПИБ»: «Мы отвечаем перед страной, перед нашими акционерами».

Акционер ПИБа, протестующий в палаточном городке у НБУ: «Туда нельзя, нельзя – вы мелкие, понимаете, если б были не мелкие – так, не мелкие все туда идут, а мелкие – они никому не нужны».

Тамара Стародубцева, бывший акционер: «Жалко то, что эти отношения как-то исказили представление о банковском работнике».

Анна Тепляшина, акционер: «Я просто хочу, чтоб мои права не топтали об землю».

Елена Забияка, бывший акционер: «За 34 года работы в банке, где оставлена большая часть здоровья и…в конечном счете никакой компенсации за этот труд».

Александр Шостак, акционер: «Я считаю, что акционеры должны объединяться. В этом вопросе только объединяться, потому, что так поодиночке ничего не сделаешь».

Анна Тепляшина, акционер: «Хорошо, если из 70 тысяч таких – 10-15 тысяч найдется, которые привлекут к этой проблеме внимание законодательных органов. Иначе у этой страны нет будущего…»



Источник:  УРА-Информ
Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: