antiraider.org  

Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
Сократилось ли количество рейдерств благодаря новому закону в 2017 году?
У нотариусов есть определенный уровень недопонимания относительно того, за что и как Минюст отключает их от реестров. Мы договорились, что создадим рабочую группу, которая создаст методику с четко определенными критериями отключения реестров и аннулирования свидетельств.

Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
Этой осенью на украинских полях возобновятся конфликты между аграриями и рейдерами
В сентябре-октябре 2017 года на украинских полях может обостриться конфликт между арендаторами земель и рейдерами. Вероятно применение оружия и человеческие жертвы.

В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
В Смілянському району розгорнулася справжня війна за урожай проти зазіхання фірми-рейдера
Анатолій Тихенко має накладні, згідно з якими, саме він засівав цю ділянку. А збирати урожай – приїхали сторонні люди. У 2008 році фермер Тихенко взяв дану землю в оренду. Її термін закінчився у кінці 2013-го. З того часу,за словами фермера, обласний Держгеокадастр затягує з продовженням договору.

Избиты люди «Антирейдерского союза»
Избиты люди «Антирейдерского союза»
В Киеве, на ул. Л.Толстого, 41 под офисом строительной кампании «ГЕОС» около 30 бандитов напали на мирный пикет Антирейдерского Союза. Избиты люди. Скорая увезла раненого. Милиция не вмешивается. Я дал команду активистам предпринять меры по самозащите.


Рейдеры идут или корпоративный беспредел по-украински: право собственности инвестора превращается в ничто.

10/01/08

Безнаказанно совершать несправедливые поступки считают для себя наиболее возможным люди, умеющие говорить ловко, имевшие много случаев вести подобную борьбу, люди, у которых много друзей и денег (Аристотель)

 

О каком привлекательном инвестиционном климате может идти речь, господа? Какая стабильность, какие гарантии для Вашего бизнеса может дать Украина? Если Вы – не портфельный инвестор, а владелец, скажем, небольшого, но весьма привлекательного реального предприятия - ждите гостей. Нет, не представителей органов власти, а негативного воздействия потенциальных конкурентов, которые положили глаз на Ваши обороты и прибыль…Ведь и слепой увидит, что в последнее время в Украине все чаще случаются акты проявления так называемого корпоративного рейдерства. Причем на рынке подвергаются воздействию не только относительно небольшие фирмы, а и компании с многомиллионными оборотами, которые занимают ведущие позиции в своем сегменте рынка… Зачастую по желанию отдельных акционеров на вполне законных ( и не очень ) основаниях осуществляется скупка контрольного пакета акций того или иного предприятия вопреки воле его менеджмента, а дальше – инициируется процесс захвата финансовых потоков компании, «разбазаривания» активов или передача в руки нового «владельца».

 

Кратко рассмотрим в этом обзоре само понятие «рейдерства», оценим объем рынка недружественных слияний и поглощений в Украине, рассмотрим механизмы рейдерских захватов и «связанную» коррупционную статистику, приведем несколько примеров из жизни рейдеров, а также обратимся к причинам возникновения данного явления и последствиям рейдерских захватов.

 

Рейдер, рейдерство…Сейчас эти слова у всех на устах, не проходит и дня, что бы в СМИ не сообщили о очередном «захвате» какого-то предприятия…Под понятием рейдерство ( термин «raider», от анг. «raid» – «захват», «налет», «рейд» с добавлением окончания –er- характеризуется как «налетчик», «захватчик») подразумевается специфические действия, как в правовом поле, так и на не совсем законных основаниях, которые направлены на недружественное поглощение предприятия, получение группой заинтересованных лиц корпоративного контроля над компанией вопреки желанию и при противодействии текущего владельца или администрации предприятия. Другими словами, это процесс враждебного и незаконного поглощения бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. По классическому сценарию, рейдер пытается всеми правдами и неправдами заполучить на любой срок формальный контроль над выбранной компанией, что позволяет при этом проводить различные операции с ее активами

 

Особенно ощутимо активизировались «оккупанты» после проведения очередных выборов, при которых снова меняется структура вертикали власти. Жертвами корпоративных рейдеров достаточно часто становятся западные инвесторы, поэтому понятно, что компании с развитых стран мира не спешат выходить на украинский рынок через наличие неблагоприятных инвестиционных условий. Число недружественных захватов компаний в резко выросло в последние несколько лет, когда государственная власть у нас постоянно занята   перманентными выборами, а соответствующие органы, включая судопроизводственную систему и «силовиков», сами активно учувствуют в рейдерских атаках, не брезгуя махровой коррупцией. В данном случае страдает священное право частной собственности инвесторов, многие из которых представляют другие страны. Ситуация все больше напоминает период «первоначального накопления капитала образца 1986-1998 гг.», когда в стране расцвел откровенный бандитский беспредел. 

 

 На сегодня на Украине возник целый сегмент специфического рынка, который так и назван рынком слияний и поглощений. Вместе с этим сформировался и соответствующий вид бизнеса, направленный на передел частной и государственной собственности. Следует отметить, что теневой рынок недружественных слияний поглощений ( в международной практике принято выделять так называемый M&A-рынок, что происходит от английских слов mergers & acquisitions) за последние 3 года, по нашим оценкам,   достиг показателя в $4,6-5,2 млрд. (!). Для сравнения – в одной только столице РФ, Москве, аналогичный индикатор уже превышает уровень в $6,0 млрд. В той же России так называемые незаконные поглощения («черное» рейдерство) составляет порядка 5-8% от всего объема M&A-рынка, а поглощение на формально законных условиях достигает пятой части всех mergers & acquisitions. На Украине в принципе наблюдается схожая ситуация. Если брать во внимание абсолютные показатели, то   за последние три года в Украине с помощью рейдерских методов «захвачено» более 2,8 тыс. компаний и предприятий. Каждый год объем недружественных «сделок» на рынке M&A в Украине достигает, по нашему мнению, минимальной отметки в $1,5-1,8 млрд., при том, что в сам объем рынка M&A Украины ( без учета объектов   приватизации ) оценивается в $3,1-3,2 млрд. в год. Другими словами, доля рынка недружественных слияний и поглощений превышает половину всех M&A.

 

Известными жертвами беспрецедентных рейдерских атак были такие компании, как ОАО «Черниговоблэнерго» (CHEON), завод «Оболонь», завод «Сатурн», «Олейна», ОАО «Львовоблэнерго» (LVON), АСК «Укрречфлот», «Днепропетровский центральный рынок «Озерка», «Прикарпатьеоблэнерго» (PREN) , «Днепроэнерго» (DNEN) , ЗАО «Укртатнафта», Никопольский завод ферросплавов (NFER), фармацевтическая фирма «Дарница», ОАО «Завод «Ремточмеханика», компания «Мода», «Киев-Обувь», ЗАО «Укрспецавтоматика», ОАО ТРК «Студия 1+1», АОЗТ «Книга».   И это еще не далеко не полный список…

 

Рейдеры – люди не бедные ( по нашей информации, реально минимальный порог для современных «беспредельщиков» составляет порядка $0,5 – 1 млн.), известные в определенных деловых кругах, далеко не глупые и владеющие необходимыми связями в самых «верхах»

 

Как правило, целью «захвата» потенциальные «оккупанты» выбирают достаточно привлекательно предприятие, которое владеет твердыми позициями в определенном сегменте рынка, является ликвидным, имеет хороший потенциал для роста и привлекательные активы. В то же время в поле зрения рейдеров попадают земельные участки, оборудование, производственные мощности и так далее. На первоначальном этапе осуществляется оценка и исследования бизнеса, стоимость активов и финансовых показателей предприятия. Стоимость своеобразной «разведки боем» достигает до $15-20 тыс. Следующей ступенью рейдерских мероприятий становится оценка возможности потенциальной жертвы по отражению атаки «захватчиков». Грубо говоря, оцениваются связи предприятия в силовых и исполнительных структурах, возможности его службы безопасности, ступень нейтрализации угрозы, «приближенность» к «верхам» и так далее…Тут расценки чуть ниже и, как правило, колеблются от $2 тыс. до $10-12 тыс. Потом рейдеры осуществляют разработку схемы захвата компании: этап очень интересный и увлекательный, зачастую похож на сюжет о шпионских фильмах, где «плохие дяди» решают, осуществлять радикальный силовой захват или же обойтись «без крови». Все зависит от того же предприятия, какая охрана, руководство, собственник, местонахождения реестра акционеров компании и т.д. Средняя цена – от $15 тыс. до $30 тыс.

 

После определенного подготовительного этапа следует непосредственное влияние на само предприятие путем незаконного вмешательства в его деятельность. Методов – очень много: покупается информация о реестре акционеров предприятия или осуществляются незаконные действия с реестрами (в частности, используются «двойные реестры» которые дают возможность влиять на право собственности инвестора), возбуждаются уголовные дела, ведется скупка его ценных бумаг, размывается контрольный пакет акций, используются подложные документы, ведется перевербовка сотрудников фирмы, скупаются долги, инициализируется процедура банкротства предприятия, производится арест имущества, дискредитируется текущее руководство компании, выливаются тонны компромата, меняется с помощью «боевиков» текущее руководство компании, а на его место назначается свой человек, задействуется так называемый «админресурс» в лице судовой власти или органов МВД,   а то и просто осуществляется силовой захват на основании «купленного» ( и необходимого) вердикта суда.

 

В этом аспекте скажем пару слов о самом интересном. Наведем традиционные и самые необходимые стоимостные расценки. Учитывая тот факт, сколько надо денег, что – бы купить суд («необходимый вердикт» - по нашим оценкам, в среднем – от $10 до 12 тыс., в зависимости от масштаба предприятия), МВД    и прокуратуре («закроем глаза на беспредел» - от $20 до 80 тыс.), налоговую («найдем проблемы на предприятии» - около $5 тыс.), СМИ («дискредитируем менеджмент компании и подготовим правильный сюжет» - около $2-5 тыс. за один заказ или статью), честного юриста ( «подпишем что надо, поставим печать» - от $2 тыс. до $6 тыс.), представителя ГКЦБФР в регионе («изменим запись в реестре» - от $1 тыс. до 10 тыс.), малоперспективных молодых людей, которые хотят заработать ( «выломаем двери, побьем окна и директора, захватим компанию» - средняя такса по Украине $200 на брата за штурмовой рейд плюс около $100/ сутки за дальнейшее времяпровождение) и т.д., то даже на местном уровне при захвате не слишком крупных предприятий мало не покажется…После этапа захвата предприятия, еще необходимо выложить определенную сумму за «удержание позиций». Тут все зависит от могущества рейдера и его размышлениях о рентабельности данного бизнеса. Скажем, расходы по статье «закрыть уголовное дело»   могут доходить до отметки $50-100 тыс. Как говорят, на Руси три проблемы: дураки, дороги и коррупция, поэтому комментарии тут излишни.

 

Приведем несколько последних «живописных» примеров из функционирования рейдеров. Всем известно о последнем корпоративном конфликте вокруг ЗАО «Укртатнафты» (Кременчугский НПЗ), одним из главных акционеров которого является Россия ( представлена в данном случае ООО «Татнефть» - владеет 8,61% акций компании и Татарской Республикой, которой принадлежит   28,77%). При этом «Нафтогазу Украины»   принадлежат 43% (по другим оценкам – 61,3%) ценных бумаг ЗАО «Укртатнафта», хотя за 18,3% (61,3%-43,0%) акций, которые формально находятся во владении того же «Нафтогаза», ведется упорная борьба. Раньше этот пакет был во владении швейцарской компании AmRuz Traiding AG (8,34%) и SeaGroup International Plc (США) (9,96%), аффилированных с россиянами, однако в мае этого года ценные эти бумаги "Укртатнафты", принадлежащие иностранным инвесторам, были списаны "Укрнафтогазом" в пользу другого владельца – "Нафтогаза". И вот на данный момент "Татнефть" уже давно оспаривает своеобразное списание акций (и, по мнению, российской стороны – незаконное) в судебных инстанциях.

 

Дальше – больше…У кого-то не выдержали нервы, лакомый кусок все-таки. Крупнейший украинский завод по переработке нефтепродуктов ( контролирует до 35% всего рынка, совокупный оборот в 2006 г. составил $700 млн. ) уже долгое время не дает покоя определенной группе лиц, которые пытаются завладеть оставшимся злополучным пакетом акций в 18,3%, заполучив таким образом, контроль над действиями компании. Рейдеры таки добились своего, и, после долгого периода корпоративных войн, решились на осуществление прямого силового захвата предприятия, возвратив на руководящую должность бывшего председателя правления ЗАО «Укртатнафта» П. Овчаренко. Описывать эти события лишний раз не стоит, скажем только, что дошло до того, что премьер-министр Республики Татария ( и по совместительству, председатель совета директоров ООО «Татнефть»), написал открытое письмо к Президенту Украины и премьер-министру Украины, что бы те вмешались в ситуацию. В письме говорится, что 19 октября 2007года в отношении «Укртатнефти» был осуществлен силовой рейдерский захват: на территорию предприятия проникли более 50 вооруженных людей, являющихся сотрудниками частной охранной фирмы. Данные действия были организованы бывшим председателем правления «Укртатнефти» Павлом Овчаренко, который осенью 2004года был отозван с данной должности решением наблюдательного совета «Укртатнефти» и собранием акционеров предприятия 12 ноября 2004г. Кроме этого, вопреки законодательству Украины, о последних слушаниях и решениях, послуживших основаниями для захвата завода, АО «Укртатнефть» не уведомлялось и копии документов не получало. В письме также сообщается, что «…начиная с 19 октября 2007года Овчаренко, не уполномоченный акционерами-собственниками предприятия, единолично в корыстных целях распоряжается денежными средствами, финансовыми активами и имуществом АО «Укртатнефти», отчуждает его в пользу третьих лиц, подает отказы от требований в судебных спорах, чем наносит АО «Укртатнефть» и его акционерам ущерб в особо крупных размерах». «Татнефть» в связи с данными событиями было вынуждено прекратить поставки нефти на НПЗ и вскоре заявила, что за рейдерским захватом стояла известная украинская ФПГ «Приват».

 

Что-то подобное сейчас происходит и на фармацевтическом рынке Украины. Идет атака на крупнейшие украинские фармзаводы, которые производят больше 80% всех отечественных лекарств, контролируют порядка 70% всех препаратов, которые продаются в украинских аптеках. Это при том, что доля всех украинских препаратов на рынке составляет около 40% при объеме рынка порядка $1,6 млрд. Цена вопроса – очень большая, путем несложных математических вычислений можно констатировать, что счет идет сотни миллионов долларов. 

К примеру, в ситуации, которая сложилась вокруг ЗАО «Фармацевтическа фирма «Дарница» были осуществлены попытки изъятия у текущего регистратора «ЗАО «Фармреестр» наиболее важных документов ( на основе исполнительного решения суда) относительно реестра собственников именных акций с их дальнейшей передачей другому регистратору. Осуществили такую «передачу» всего-навсего представители ГКЦБФР...Не брезгуют рейдеры и физическими методами – работники предприятия фактически приходится все время быть на чеку, что бы вовремя отразить нападение неизвестных лиц. Все было бы смешно, если б не было так грустно: одна из сцен – на ЗАО «Дарница» итальянские инвесторы привезли дорогостоящее оборудование, начинается разгрузка. Откуда не возьмись, появляются несколько самосвалов с песком, которые перегородили проезд на территорию компании. Иностранцы, увы, в тот день на фирму не попали…Вот такое проявление   «инвестиционного имиджа» нашей страны. ЗАО «Фармацевтическа фирма «Дарница» только в I полугодии 2007 года занимала около 4% всего фармрынка в финансовом выражении, выручка в 2006 году составила $70 млн.

 

Схожая ситуация сложилась вокруг Борщаговского химико-фармацевтического завода (БХФЗ). Мало того, что работникам БХФЗ постоянно угрожают и шантажируют просьбами о том, что бы «подарить акции в хорошие руки», так рейдеры в данном случае подошли и с другой стороны. Поступили весьма традиционно: обратились в суд с просьбой арестовать крупный пакет акций предприятия на основании, что на оном не защищаются интересы мелких акционеров. Например, 12 октября этого года судьей Соломенского районного суда города Киева было вынесено решение об аресте всех простых именных акций закрытого акционерного общества Научно-производственный центр БХФЗ по иску бывшего сотрудника предприятия Сергея Тишаева, заявившего о нарушении его приоритетного права на выкуп акций БХФЗ. Уже 19 октября государственная исполнительная служба арестовала акции Борщаговского химико-фармацевтического завода. Дальше сценарий может развиваться следующим образом: имплементируется собрание акционеров, на котором принимается решение о назначении нового руководства, а в дальнейшем – ценные активы уплывают в неизвестном направлении. Слава Богу, в случае с БХФЗ до этого дело еще не дошло. Однако завод вынужден был остановить производственную линию по изготовлению лекарственных сиропов. В любом случае, при рейдерской атаке деятельность компании затормаживается, нарушается цикл производства, предприятие втягивается в судебную «трясину» и несет ощутимые финансовые потери.

 

Фармацевтическое предприятие «Фармак» тоже не осталось в стороне: по данным пресс-службы компании, на протяжении 2007 года нее ведется целенаправленная работа некими инвестиционными структурами с определенной целью завладения ценными бумагами общества. При этом, таинственные компании скупают акции «Фармака» с помощью и добились получения незаконным путем текущего реестра акционеров.

Кто стоит за этими действиями по атаке на украинских производителей лекарств – никто не знает, хотя к примеру, руководство БХФЗ на мекнуло на российские структуры и самую знаменитую украинскую «группу рейдерского захвата» - «Приват». Гадать на кофейной гуще не будем, не пойман – не вор…Как правило, в случае с рейдерами выяснить, кто «манипулирует» всем механизмом рейдерства   чрезвычайно сложно. Кстати, в случае с фармзаводами существует и другая интересная версия. Данные крупные предприятия ( 5 единиц во всей стране)   имеют так называемый сертификат GMP ( с надлежащей производственной практикой ), что позволяет экспортировать продукцию в другие страны мира. Вот и решил кто-то перезаключить крупнейшие экспортные потоки на свой карман. Но это уже другая тема для разговора…

 

Часто рейдеры на вполне обоснованных нюансах требую восстановления законных прав одного из собственников компании. Наиболее «отработанным» методом такого захвата является скупка миноритарного пакета акций компании с последующим давлением на крупных акционеров посредством использований надуманных юридических зацепок. Тут самый важный нюанс для рейдера – заполучить 10% пакет акций предприятия, что дает возможность влиять на решения исполнительных органов, открывает доступ к закрытой информации, созывать внеплановое собрание акционеров и т.д.   Тем более, что после рейдерского захвата даже на короткий срок, агрессор попросту может продать активы компании третьим лицам по заведомо заниженной цене через посредничество фирм – однодневок. Ищи потом ветер в поле…

 

Также одним излюбленных методов рейдеров является процедура доведения предприятия к банкротству, «навешивание» долгов, после чего по дешевке скупаются активы предприятия. Более дальновидные рейдеры заранее подключают к операции третьи лица (банки, страховые компании, различные фонды и фирмы). Они покупают инвестиционный пакет ценных бумаг, и не делая практически капиталовложений в развитие будущей жертвы, просто перепродают его с выгодой для себя.  

 

В некоторых случаях наблюдается элементарная ненадежность и непредсказуемость украинских партнеров. Известно, что зачастую наиболее перспективным способом вхождения на украинский рынок для иностранной компании является кооперация совместных усилий инвестора и украинской компании-партнера, который, к примеру, может быть владельцем земельного участка и способен решить и согласовать множество проблем и «локального характера», имеет «доступ к телу» местного чиновника и т.д. Инвестор предоставляет финансовые ресурсы, и, как правило, требует определенную долю проекта, как правило, – не меньше контрольного пакета акций. Другое дело, что в Украине произошло множество случаев откровенного «кидалово» иностранных инвесторов со стороны недобросовестных местных партнеров. Но это уже другая тема разговора, распространяться на эту тему здесь не будем…

 

Не брезгуют у нас и методами   «братвы 90-ых», при которых угрожают физической расправой руководителю компании, на которого необходимо «надавить» или осуществляется шантаж и полное отстранение от дел…И, как всегда, все более популярными становятся разнообразные «маски-шоу», иногда с применением настоящего боевого оружия, которые оказывают негативное психологическое и моральное воздействие на компанию-«жертву».

 

Спрашивается: почему такая безнаказанность, где причины возникновения страшных корпоративных конфликтов? Негативных факторов, которые способствуют развитию рейдерства достаточно много, но, несомненно, самыми важными из них являются несовершенство украинского законодательства, коррумпированность органов власти, бюрократия, достаточно напряженная политическая ситуация в стране, безнаказанность главных действующих лиц, отсутствие реальных институций и механизмов влияния, которые смогли бы противостоять рейдерам. Самым слабым звеном является несовершенность украинского законодательства, в котором рейдеры и находят лазейки для негативного влияния на компанию-жертву. Ведь фактически большая часть рейдерских поглощений осуществляется абсолютно законным путем с соответствующим использованием нормативной базы, госучреждений, судов, силовых структур.    Плюс – коррупция. Как мы уже упоминали, средний размер «таксы» относительно нужного вердикта для представителя «самого честного суда в мире» в Украине достигает порядка 50 тыс. – 60 тыс. грн. Действительно, в многих случаях рейдеры формально действуют в рамках правового поля, не превышая допустимые нормы. Но ведь их действия практически всегда базируются на «нужном» решении суда, юрисдикция которого позволяет творить немыслимые вещи. В свою очередь, такое возможно только при наличии «дырявого» законодательства, которым грамотно пользуются рейдерские конторы. А отсюда, в результате появляется реальные рычаги влияния одного единственного акционера, который владеет небольшим или незначительным пакетом акций, на деятельность крупнейших компаний. Да и представителям исполнительной службы фактически деться некуда – за невыполнение судебного решения им грозит криминальная ответственность. Получается замкнутый круг…

 

В стране остро стоит необходимость принятия закона «Об акционерных обществах», как впрочем, и обновить систему законодательства, которое регулирует учет   ценных бумаг, улучшить само корпоративное управление. В конце концов, достаточно принять специальный закон, который бы четко определял рейдера как такового и комплекс мер по упреждению механизма захвата предприятий плюс криминальную ответственность - за инициирование незаконного корпоративного конфликта.

 

Самое страшное в этом деле то, что инициаторы рейдерских захватов, равно как и исполнители, практически во всех случаях остаются безнаказанными. Те же представители фармацевтических предприятий Украины неоднократно обращались с просьбами помочь и выяснить ситуацию в наивысшие инстанции страны – Генпрокуратуру, Кабмин, к Президенту. Ответа – нет, реакции – фактически никакой. Более того, возбуждаются уголовные дела в отношении руководства предприятий за невыполнения «решений» суда (!), происходит замораживание счетов, блокируются пакеты акций и т.д. Производители вынуждении идти на непопулярный шаг по остановке производства лекарств и формировать собственные «боевые дружины» из работников для защиты территории компаний. Это один их наболевших примеров, такая ситуация в тождественном виде наблюдается по другим отраслям экономики страны.

 

Куда мы там вступать хотели, в Евросоюз? Боюсь, что не все поймут «юмор». Одним из последствий ситуации, которая складывается с активизацией целенаправленных рейдерских захватов, является ухудшение инвестиционного климата страны: страдает репутация государства на международном рынке. Любой иностранный инвестор несколько раз дополнительно все продумает, перед тем как войти на рынок Украины. Не исключено, что часть предварительных соглашений может быть нивелирована и расторгнута именно через «корпоративный беспредел». Более того, пострадавшие иностранные компании могут в ответ «наказать» наше государство за безответственность в отношении юридической защищенности бизнеса иностранного капитала. К примеру, на днях стало известно представители республики Татарстан сделали заявление, что не только «Татнефть» полностью прекращает поставки нефти на Кременчугский НПЗ, но и другие компании России также из солидарности не будут обеспечивать «черным золотом» наш крупнейший нефтеперерабатывающий завод. В любом случае вполне возможен «адекватный ответ» в других секторах экономик, в, частности, перекрытие российского рынка для украинских компаний (скажем, в секторе продуктов питания), или же элементарное повышение цены на природный газ…

 

В завершение позволим процитировать себе Первого вице-премьера России господина Иванова, который назвал происходящие события в Украине вокруг захвата «Укртатнафты» «вооруженным рейдерством или беспределом» и заявил, что   захват был «на грани закона». «Я считаю, что этот инцидент является вопиющим фактом, и мы не можем его оставить без внимания, поскольку уже достаточно давно защита интересов российского бизнеса является и наверняка будет являться одним из национальных приоритетов политики российского правительства», - сказал Иванов.

 

Хорошие слова, и нам остается не только задуматься над этим высказыванием, но и принять все возможные меры, чтобы ограничить масштабы корпоративного рейдерства на Украине.

Николай Сребнянский

Главный редактор Investor.ua

Источник: Инвестор.UA

Посилання на джерело:  Antiraider.ua

Повернутися до розділу


Інші публікації: